Открыть меню

Адвокаты начинают активно бороться за свои права


 

адвокаты начинают бороться за свои праваВ апреле 2017 года Восьмой Всероссийский съезд адвокатов, среди прочих изменений, утвердил неоднозначные поправки в Кодекс профессиональной этики адвоката (КПЭА), согласно которым:

-адвокат обязан избегать действий или бездействия, направленных на подрыв доверия к адвокатуре, в том числе и вне профессиональной деятельности.

-адвокат вправе обжаловать дисциплинарные решения Совета адвокатской палаты, в том числе о прекращении статуса адвоката, в суд только в связи с нарушением процедуры его принятия и не может оспаривать правомерность принятых решений.

Принятие вышеуказанных изменений в КПАЭ последовало после конфликта, возникшего между адвокатом И.Л. Труновым и Адвокатской палатой Московской области, которая осенью 2016 года приняла решение лишить Трунова адвокатского статуса.

Совет палаты счел нарушением профессиональной этики заявление указанного адвоката, озвученное в феврале 2016 года на одной из пресс-конференций, — о несменяемости руководства палаты и коррупции в ее рядах. 

Трунов обжаловал решение палаты в суд и выиграл судебный процесс.

По мнению суда, адвокат Трунов не допустил каких-либо оскорбительных или унизительных высказываний, выходящих за пределы допустимой критики, а примененные им речевые обороты «являются способом эмоционально окрашенной подачи взглядов и суждений», направленных на привлечение внимания аудитории. 

Многие представители адвокатского сообщества отнеслись к таким поправкам в КПАЭ критически. В частности, председатель Адвокатской палаты Республики Удмуртия Дмитрий Таланов заявил о невозможности реализации изменений в КПЭА, лишающих адвокатов права оспаривать дисциплинарные решения в суде по материальным основаниям. 

В обоснование своей позиции Адвокатская палата Удмуртии сослалась на ч. 5 ст. 17 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которой решение совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката, в том числе принятое по дисциплинарному производству, может быть обжаловано в суд.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. 

Как следует из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Норму КПЭА, запрещающую адвокатам употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство, деловую репутацию или авторитет адвокатуры, Таланов расценил, как запрет на критику.

В то же время, по мнению Президента Федеральной палаты адвокатов РФ Юрия Пилипенко, принятые изменения являются «компромиссными». Он заявил, что любая критика в допустимых формах, направленная на защиту интересов адвокатов и развитие института адвокатуры, должна приветствоваться.

В отношении введенного ограничения обжалования дисциплинарных взысканий Ю.Пилипенко указал, что «российская адвокатура настолько зрелый и достойный орган, что в состоянии сама определить границы и принципы, по которым адвокаты должны подвергаться дисциплинарной ответственности».

Адвокатская палата Удмуртской республики оказалась не одинока в своей позиции по отношению к приятым изменениям КПАЭ. Ее поддержала Гильдия российских адвокатов.

И вот теперь 20 июля 2017 года на правовом портале Праворуб.ру появилась публикация адвоката И.Н. Морохина о том, что группа адвокатов из города Кемерово приняла решение обратиться в Хамовнический районный суд города Москвы со следующими исковыми требованиями к Федеральной палате адвокатов:

— о признании недействительной ч. 2 ст. 25 КПАЭ в части, предусматривающей обжалование решения Совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката в суд только в связи с нарушением процедуры его принятия и не позволяющей обжаловать указанное решение по иным основаниям;

— о признании недействительным п. 1 ч. 2 ст. ст. 15 КПАЭ, в части, ограничивающей право адвоката на употребление выражений, умаляющих авторитет адвокатуры.

О своем намерении обратиться в суд адвокаты, в соответствии с ч. 6 ст. 181.4 ГК РФ, заблаговременно уведомили Федеральную палату адвокатов.

Мы будем следить за развитием событий.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Адвокаты на Дубровке · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
2014-2017

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.