2014-2017 Адвокаты на Дубровке.
Все права защищены.

9:00 - 20:00

Часы приема: Пон. - Вскр.

+7(495)991-68-66

Телефон для получения консультации адвоката

Facebook

Twitter

Search
 

Постановление Президиума Мосгорсуда о прекращении уголовного дела

Адвокаты на Дубровке > Практика  > Уголовные дела  > Постановление Президиума Мосгорсуда о прекращении уголовного дела

Постановление Президиума Мосгорсуда о прекращении уголовного дела

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА

МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

Дело № 44у-476/17

город Москва                                                                                                                                                     6 октября 2017 года

Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего — Егоровой О.А.,

членов Президиума: Фомина Д.А., Базьковой Е.М., Васильевой Н.А., Панарина М.М., Пильгуна А.С.,

рассмотрел , уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Бондарчука В.Ю., действующего в интересах осужденного С.В.А., на приговор мирового судьи судебного участка № 273 района Лефортово города Москвы от 10 июня 2016 года, по которому С.В.А., 27 ноября 1976 года рождения, уроженец села Плотавец Корочанского района Белгородской области, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый,

осужден по ст. 264.1 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ на срок 180 часов, с лишением права заниматься деятельностью в виде управления транспортными средствами на срок 2 года.

Апелляционным постановлением Лефортовского районного суда города Москвы от 20 октября 2016 года приговор изменен: из его описательно-мотивировочной части при описании преступного деяния исключено указание о повторном нарушении С.В.А. п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации.

В кассационной жалобе адвокат Бондарчук В.Ю. выражает несогласие с состоявшимися в отношении С.В.А. судебными решениями, полагая их неправосудными. Считает, что приговор постановлен на основании незаконного обвинительного акта, в котором указано, что С.В.А. повторно нарушил пункт 2.7 ПДД РФ, что не соответствует действительности. Указывает, что при составлении протоколов об отстранении С.В.А. от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование от 23 декабря 2015 года в качестве понятых в нарушение требований ст. 27.12. КоАП Рф участвовали заинтересованные в исходе дела лица, а именно действующие сотрудники полиции Писцов Д.А. и Андрейцев Н.И., которые до этого остановили транспортное средство С.В.А., проверили у него документы, пришли к выводу, что он находится в состоянии опьянения и в связи с этим доставили его в ОМВД. Считает, что виновность С.В.А. в совершении преступления материалами дела не подтверждается, поскольку в действительности от прохождения медицинского освидетельствования он не отказывался, при этом все медицинские манипуляции с ним проводились с нарушением предусмотренной законом процедуры и составленный в итоге акт медицинского освидетельствования в качестве допустимого доказательства по делу рассматриваться не может. Полагает, что доводы защиты предыдущими судебными инстанциями надлежащим образом проверены не были. Кроме того, считает, что суд апелляционной инстанции принял решение, не соответствующее требованиям закона. Просит состоявшиеся в отношении С.В.А. судебные решения отменить, производство по делу за отсутствием события преступления прекратить.

Проверив материалы дела, заслушав доклад судьи Рольгейзер О.В., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и основания ее передачи вместе с уголовным делом на рассмотрение суда кассационной инстанции, выслушав осужденного С.В.А. и его защитника — адвоката Бондарчука В.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение заместителя прокурора города Москвы Ведерникова В.В., полагавшего необходимым состоявшиеся в отношении С.В.А. судебные решения отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, Президиум

установил:

Приговором мирового судьи судебного участка № 273 района Лефортово города Москвы С.В.А. признан виновным в том, что, будучи лицом, подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, управлял автомобилем в состоянии опьянения.

Преступление совершено 23 декабря 2015 года в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в описательной части приговора. В судебном заседании С.В.А. вину в совершении инкриминируемого преступления не признал.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Президиум находит, что имеются основания для пересмотра состоявшихся по делу приговора и апелляционного постановления.

Согласно ст. ст. 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Между тем, приговор в отношении С.В.А. указанным выше требованиям закона не соответствует. Как установлено судом, С.В.А., будучи на основании судебного постановления от 18 сентября 2013 года подвергнутым административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.26. ч. 1 КоАП РФ, то есть за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, 23 декабря 2015 года примерно в 03 часа 30 минут, управляя автомашиной марки «БМВ 5301» г.р.з. XX XXXX 77, следовал со стороны Юрьевского пер. по ул. Авиамоторная в сторону ш. Энтузиастов в городе Москве, где был остановлен сотрудником ППС ОМВД России по району Лефортово города Москвы Андрейцевым Н.И., и в ходе проверки документов у него обнаружились признаки опьянения, в связи с чем С.В.А. доставили в ОМВД России по району Лефортово города Москвы, куда были вызваны сотрудники ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЮВАО ГУ МВД России по городу Москве. С.В.А. неоднократно было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, однако он отвечал отказом, затем С.В.А. согласился пройти освидетельствование, в результате у него было выявлено состояние опьянения, вызванное наркотическими средствами.

В соответствии со ст. 225 УПК РФ, в обвинительном акте, в числе прочего, должны указываться место и время совершения преступления, и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, формулировка обвинения с указанием пункта и части статьи Уголовного кодекса РФ, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение.

В числе доказательств виновности С.В.А. в составленном по делу обвинительном акте имеется ссылка на протоколы об отстранении его от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 23 декабря 2015 года. На них же затем сослался в приговоре мировой судья. Согласно этим протоколам, в качестве понятых при выполнении в соответствии со ст. 27.1. КоАП РФ указанных выше мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении участвовали сотрудники ОМВД России по району Лефортово города Москвы Писцов Д.А. и Андрейцев Н.И.

Согласно п. 2 ст. 27.12. КоАП РФ отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

В соответствии со ст. 25.7. КоАП РФ в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, об участии понятых в производстве по делу об административном правонарушении делается запись в протоколе, понятой удостоверяет в протоколе своей подписью факт совершения в его присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты.

Из материалов дела, в том числе из показаний сотрудников полиции Писцова Д.А. и Андрейцева Н.И., следует, что именно они в составе патрульного экипажа во время патрулирования на своем служебном автомобиле района Лефортово города Москвы обратили внимание на автомашину С.В.А. и потребовали от него остановиться. В ходе дальнейшего разбирательства ими было принято решение о доставлении С.В.А. в ОМВД России по району Лефортово города Москвы в связи с наличием у него признаков опьянения.

При изложенных выше обстоятельствах привлечение Писцова Д.А. и  Андрейцева Н.И., которые имели непосредственное отношение к . возбуждению в отношении С.В.А. административного производства, в качестве понятых к участию в совершении процессуальных действий, связанных с применением к нему мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, прямо противоречит требованиям ст. 25.7. КоАП РФ, предъявляемым к лицам, которые могут выступать по делу понятыми.

Кроме того, в нарушение требований ст. ст. 25.7, 27.12 КоАП РФ, касающихся содержания и формы протокола о направлении лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в одной из граф составленного в отношении С.В.А. протокола, где должны быть изложены сведения о понятых, наряду с Писцовым Д.А. фактически в качестве третьего понятого значится и некий Копарь Дмитрий Юрьевич, о котором, кроме этого, никаких иных сведений в протоколе не приведено и в деле не имеется. При этом С.В.А. отметил в протоколе, что понятые при решении вопроса о направлении его на медицинское освидетельствование не присутствовали вообще.

В судебном заседании ни Писцов Д.А. ни Андрейцев Н.И. не подтвердили своего присутствия при составлении протокола о направлении С.В.А. на медицинское освидетельствование, а на вопрос судьи о том, подписывали ли они указанный протокол, ответили, что этого не помнят.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

При изложенных выше обстоятельствах Президиум приходит к выводу, что протоколы об отстранении С.В.А. от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 23 декабря 2015 года, явившиеся основанием для предъявления ему в последующем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, и положенные затем в основу обвинения С.В.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, не могут быть признаны допустимыми доказательствами по делу.

Между тем, указанные документы в числе иных доказательств были положены в основу приговора мирового судьи, который, несмотря на многочисленные процессуальные нарушения, допущенные при их составлении, признал их допустимыми доказательствами. Суд апелляционной инстанции нарушений закона при составлении вышеуказанных процессуальных документов и постановлении на их основе судебного приговора также не усмотрел, признав соответствующие доводы осужденного несостоятельными.

В соответствии с ч. 1 ст. 401-15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются ; существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального  закона, повлиявшие на исход дела.

Принимая во внимание вышеизложенное, Президиум приходит к выводу о том, что обвинительный акт по уголовному делу в отношении С.В.А. не соответствует требованиям ст. 225 УПК РФ, а состоявшийся в последующем обвинительный приговор в нарушение требований ст. 297 УПК РФ основан на недопустимых доказательствах. Поскольку нарушения КоАП РФ, допущенные при составлении протоколов об отстранении С.В.А. от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 23 декабря 2015 года, с учетом особенностей получения подобных доказательств, неустранимы, разумных оснований для применения по делу положений ст. 237 УПК РФ не усматривается.

Принимая во внимание, что без протоколов об отстранении лица от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения признать доказанным событие преступления, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ, невозможно, уголовное дело в отношении С.В.А. подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием события преступления.

В связи с принятием такого решения Президиум находит нецелесообразным высказываться по иным, прямо не связанным с обстоятельствами, доводам жалобы защитника.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 401.14, 401.15, 401.16 УПК РФ, Президиум

постановил:

кассационную жалобу адвоката Бондарчука В.Ю. удовлетворить.

Приговор мирового судьи судебного участка № 273 района Лефортово города Москвы от 10 июня 2016 года и апелляционное постановление Лефортовского районного суда города Москвы от 20 октября 2016 года в отношении С.В.А. отменить, уголовное дело на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием события преступления, прекратить.

На основании ст. 134 УПК РФ признать за С.В.А. право на реабилитацию.

 

председательствующий                                                                                                    О.А. Егорова    

Подробно об обстоятельствах данного дела читайте  здесь    

No Comments

Leave a Comment

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять