2014-2017 Адвокаты на Дубровке.
Все права защищены.

9:00 - 20:00

Часы приема: Пон. - Вскр.

+7(495)991-68-66

Телефон для получения консультации адвоката

Facebook

Twitter

Search
 

История о том, как суды и органы следствия делили неделимое имущество

Адвокаты на Дубровке > Практика  > Адвокатские истории  > История о том, как суды и органы следствия делили неделимое имущество

История о том, как суды и органы следствия делили неделимое имущество

 

раздел неделимого имуществаКо мне за юридической помощью обратился Андрей и рассказал следующее.

У его отца в собственности был старенький автомобиль марки Тойота Камри, 2000 года выпуска, который он фактически приобрел в 2009 году по договору купли-продажи у своей дочери (родной сестры Андрея).

В 2010 году у отца начались проблемы со зрением, в связи с чем он перестал управлять своим автомобилем и решил передать его своему сыну — Андрею. Отец передал ему автомобиль по нотариальной доверенности, которая предоставляла Андрею право, в том числе, снять указанный автомобиль с регистрационного учета и продать его, получив за него денежные средства. Доверенность была оформлена сроком на три года. При этом сестра Андрея никаких претензий по поводу оформления на него отцом нотариальной доверенности на распоряжение автомобилем не предъявляла.

В 2012 году отец умер, а Андрей продолжал пользоваться автомобилем по доверенности. Когда срок доверенности истек, Андрей решил переоформить данный автомобиль на свое имя и поставить его на учет, чтобы продолжать им пользоваться. С этой целью он поехал в одно из московских отделений ГИБДД, где произвольно обратился в один из павильонов, находящихся поблизости, с рекламной вывеской «переоформление, страховка». Там он предъявил имеющуюся у него нотариальную доверенность и попросил переоформить автомобиль на себя, чтобы поставить его на учет на свое имя.

Далее Андрей заключил с лицом, находившемся в павильоне, договор комиссии транспортного средства и договор купли-продажи. При этом он не вникал в содержание указанных договоров, доверившись комиссионеру. На основании оформленных документов автомобиль был поставлен на учет на имя Андрея.

Через некоторое время Андрей подал заявление нотариусу на принятие наследства. По истечении шести месяцев от даты смерти наследодателя нотариус выдал Андрею свидетельство о праве собственности на наследственное имущество, установив равные доли Андрею и его сестре на земельный участок с домом, оставшиеся после смерти отца. Автомобиль в состав наследства не вошел, поскольку был уже переоформлен на имя Андрея.

В 2013 году сестра Андрея, не согласившись с результатами раздела наследственного имущества, обратилась в один из городских судов Московской области с исковыми требованиями о признании за ней права собственности на весь земельный участок с домом, поскольку она якобы единолично тратила средства на строительство дома и обработку земли, а также о признании недействительной сделки с автомобилем Тойота Камри, заключенной Андреем в 2012 году при постановке автомобиля на учет.

В ходе судебного разбирательства истец получила заключение специалиста, который оценил спорный автомобиль в 220 тысяч рублей.

В 2013 году решением суда первой инстанции договор купли-продажи автомобиля Тойота Камри, заключенный Андреем, был признан недействительным. Суд включил автомобиль в состав наследственного имущества и признал на него право общей ДОЛЕВОЙ!!! собственности за Андреем и его сестрой в порядке наследования по закону после умершего отца.

После вынесения судом такого решения, естественно, Андрей не смог договориться с сестрой, каким образом необходимо разделить злополучный автомобиль. Андрей предлагал сестре переоформить автомобиль на нее, получив взамен половину его стоимости (110 тысяч рублей), которая была определена по ее же инициативе. Однако, сестра не согласилась с предложенным вариантом.

Вариант распила автомобиля на две равные части с помощью бензопилы или иных подручных средств не рассматривался, поскольку как его не распиливай, доли все равно не будут равными, — с учетом конструктивных особенностей автомобиля.

В 2014 году, после длительных безуспешных разборок относительно автомобиля, который к этому времени уже прогнил, стоя без движения возле дома Андрея, сестра пошла в отделение ГИБДД, в котором предъявила судебное решение и потребовала переоформить автомобиль на нее, заявив, что она имеет полное право быть законным собственником автомобиля.

Гаишники не стали разбираться в сомнительной ситуации, требующей немалых умственных усилий, а когда увидели, что в договоре купли-продажи стоит подпись Андрея, которую тот не глядя поставил от имени скончавшегося продавца, НЕ ДОЛГО ДУМАЯ, направили рапорт об обнаружении признаков преступления в следственный отдел районного УВД, благополучно переложив эту ненужную проблему на мужественные плечи следственных органов.

В следственном отделе также, НЕ ДОЛГО ДУМАЯ, возбудили уголовное дело в отношении Андрея по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159 УК РФ, — мошенничество, с причинением значительного ущерба гражданину. Уголовное дело принял к своему производству заместитель начальника следственного отдела, майор полиции, — не иначе как «ввиду особой сложности данного дела».

По версии органов следствия Андрей изготовил поддельную подпись в договоре купли-продажи от имени покойного отца и своими преступными действиями обманным путем похитил ½ ДОЛИ АВТОМОБИЛЯ стоимостью 110 тысяч рублей, принадлежавшую его сестре на основании судебного решения.

Перед возбуждением уголовного дела оперативные сотрудники пригласили Андрея на милую беседу и настоятельно рекомендовали ему, НЕ ДОЛГО ДУМАЯ, признать свою вину по части 2 ст. 159 УК РФ и получить в суде «год условно».

И все было бы гладко, если бы Андрей не озадачился предстоящей судимостью, которая была несовместима с его работой.

В отличие от судьи, выносившей уникальное решение о распиле автомобиля, а также от правоохранительных органов, вообразивших себе изощренное похищение Андреем одной из этих распиленных частей, я все-таки привык думать. В результате определенных мыслительных процессов, произошедших в моем головном мозге, я пришел к таким выводам.

Прекрасно понимая, что уголовный суд у нас не менее разумный и справедливый, а особый порядок – это вообще сплошное блаженство для всех участников уголовного процесса, я все же решил рискнуть и разрушить эту идиллию, поскольку не люблю, когда балом правит абсурд. К тому же перспектива примирения с сестрой в суде была призрачной, а судимость моему подзащитному была ни кстати.

Поэтому я предложил Андрею на допросе вину не признавать, а сам заранее подготовил письменное ходатайство о прекращении уголовного дела, в связи с отсутствием в действиях моего подзащитного состава преступления.

В ходатайстве я произвел анализ правовых норм уголовного и гражданского права, и вот что у меня получилось.

Из диспозиции статьи 159 УК РФ следует, что мошенничество представляет собой хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

В соответствии с Примечанием к ст. 158 УК РФ, под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

В действиях моего подзащитного полностью отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, по следующим основаниям:

1) На момент заключения договоров комиссии и купли-продажи автомобиля мой подзащитный уже приобрел право собственности на автомобиль в установленном законом порядке.

Так, согласно части 1 ст. 1114 Гражданского кодекса РФ (далее – «ГК РФ») днем открытия наследства является день смерти гражданина.

Согласно ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.

Таким образом, в день смерти отца у его сына уже возникло право собственности на автомобиль, поскольку мой подзащитный, в соответствии с ч. 1 ст. 1142 ГК РФ, является наследником первой очереди. При этом аналогичное право собственности возникло и у его сестры, которая также является наследником первой очереди.

Вместе с тем, согласно ст. 133 ГК РФ, автомобиль относится к неделимым вещам, поскольку раздел этой вещи в натуре невозможен без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения.

Так как автомобиль относится к неделимым вещам, из этого следует, что у обоих наследников первой очереди (брата и сестры) в день смерти их отца возникло право общей совместной собственности на автомобиль, что позволяло каждому из них пользоваться и распоряжаться данной вещью по своему усмотрению.

Более того, учитывая тот факт, что мой подзащитный постоянно пользовался автомобилем перед смертью наследодателя, на основании части 2 ст. 1168 ГК РФ, он имел преимущественное право на получение автомобиля в свою собственность перед своей сестрой, которая этим автомобилем не пользовалась.

Мой подзащитный, осознавая, что автомобиль ранее был передан ему отцом в законное пользование, а после смерти отца в тот же день перешел к нему в собственность в порядке наследования, принял решение о переоформлении автомобиля на свое имя посредством заключения договоров комиссии и купли-продажи. При этом, заключая договор комиссии автомобиля от лица своего умершего отца, мой подзащитный, безусловно, нарушил положения статей Гражданского кодекса РФ, устанавливающих правила для заключения сделок, однако эти действия не являются преступлением, за совершение которого предусмотрена уголовная ответственность.

Таким образом, у моего подзащитного не могло быть умысла на приобретение права на чужое имущество путем обмана, поскольку это имущество было не чужим, а принадлежащим моему подзащитному в порядке наследования по закону.

2) Действиями моего подзащитного не был причинен материальный ущерб потерпевшей.

После переоформления автомобиля на моего подзащитного по договору купли-продажи и постановки автомобиля на регистрационный учет указанный автомобиль не выбыл из законного владения обоих наследников, поскольку не был отчужден третьим лицам (продан, подарен и т.п.), а по-прежнему находился в общей собственности наследников, что позволило потерпевшей обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском о признании сделки с автомобилем недействительной — с целью определить правовой режим собственности наследников на автомобиль.

Решением суда договор купли-продажи автомобиля был признан недействительным, суд включил автомобиль в состав наследственного имущества и признал право общей долевой собственности на указанный автомобиль за наследниками первой очереди.

Из этого следует, что решением суда был подтвержден факт наличия у сестры моего подзащитного, равно как и у него самого, права собственности на автомобиль в порядке наследования после смерти наследодателя.

Таким образом, начиная от дня открытия наследства и по настоящее время автомобиль не был изъят из собственности наследников, в связи с чем никакого материального ущерба потерпевшей не может быть причинено по определению.

3) Между равноправными наследниками первой очереди имеет место гражданско-правовой спор, связанный с установлением порядка пользования и распоряжения наследственным имуществом – автомобилем.

После вынесения вышеуказанного решения суда, которым было подтверждено право собственности обоих наследников на спорную неделимую вещь – автомобиль, мой подзащитный и его сестра до настоящего времени не могут согласовать между собой порядок пользования и распоряжения автомобилем, поскольку установление судом права собственности в долевом отношении на неделимую вещь затрудняет согласование порядка реализации своих прав на эту вещь между сособственниками.

Мой подзащитный посредством направления электронных писем через сеть Интернет предлагал своей сестре переоформить автомобиль на нее и выплатить ему половину стоимости автомобиля – в сумме 110 000 рублей. Однако сестра не согласилась с таким вариантом, а иных вариантов решения данной проблемы не предложила.

Указанные обстоятельства в очередной раз свидетельствуют о том, что между наследниками первой очереди возник гражданско-правовой спор относительно неделимой вещи — автомобиля, и этот спор должен разрешаться в порядке гражданского судопроизводства, а не посредством незаконного привлечения моего подзащитного к уголовной ответственности при очевидном отсутствии в его действиях состава преступления.

На допросе в качестве подозреваемого Андрей пояснил, что умысла на хищение половины автомобиля Тойота Камри у своей сестры у него не было. Данный автомобиль был передан ему отцом в законное пользование на основании генеральной доверенности, а в день смерти отца у него возникло право собственности на автомобиль в порядке наследования – как у наследника первой очереди по закону.

При постановке автомобиля на учет он предъявил имеющуюся у него нотариальную доверенность и попросил переоформить автомобиль на себя, чтобы поставить его на учет на свое имя, поскольку он не обладает юридическими знаниями и не понимает, как правильно оформлять подобные сделки. После чего он заключил с незнакомым ему лицом, находившемся в павильоне, договор комиссии транспортного средства и договор купли-продажи с аналогичным номером. При этом он не вникал в содержание указанных договоров, доверившись комиссионеру.

Заместитель начальника следствия, естественно, заявил, что мы не правы, и что у моего подзащитного был явный умысел на хищение половины автомобиля. Аргументы, касающиеся невозможности разделить данный автомобиль, а также права наследования по закону он счел неубедительными.

По окончании допроса Андрею было рекомендовано не покидать место жительства и ожидать вызова для предъявления обвинения.

Далее я посоветовал Андрею исправить тот ляп, который вынес судья по гражданскому делу, и одновременно закрепиться в своей позиции по уголовному делу о невозможности хищения доли в неделимом имуществе.

Мною было подготовлено заявление об изменении способа и порядка исполнения решения, в котором я попросил признать за Андреем право собственности на спорный автомобиль в полном объеме и возложить на него обязанность произвести выплату стоимости ½ доли в праве собственности на спорный автомобиль – в сумме 110 000 (сто десять тысяч) рублей.

В судебном заседании сестра Андрея согласилась с его просьбой и выразила готовность получить половину стоимости автомобиля. Казалось бы, для судьи нет ничего сложного в том, чтобы устранить имеющийся спор. Однако суд решил еще больше увеличить степень абсурда, отказал в удовлетворении заявления Андрея и дал тому разъяснения. Далее я процитирую известную фразу Михаила Задорнова, после которой необходимо ржать во весь голос: «Готовы?».

Так вот, суд разъяснил, что согласно ст. 252 Гражданского кодекса РФ при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества и порекомендовал сторонам при необходимости обращаться в суд с соответствующим иском. Занавес.

Нет, все-таки без бензопилы здесь никак не обойтись. Тем более, что к таким же выводам пришел Московский областной суд при обжаловании отказа судьи об удовлетворении поданного заявления.

Да, кстати, возвращаясь к уголовному делу, хочу уточнить, что вызова для предъявления обвинения так и не последовало.

Ситуация с разделом автомобиля до настоящего времени так и не разрешилась. Поскольку в мои задачи входила только защита Андрея по уголовному делу, свои обязательства по соглашению считаю исполненными. Звонить и узнавать о принятом решении считаю нецелесообразным.

 

 

No Comments

Leave a Comment

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять