2014-2017 Адвокаты на Дубровке.
Все права защищены.

9:00 - 20:00

Часы приема: Пон. - Вскр.

+7(495)991-68-66

Телефон для получения консультации адвоката

Facebook

Twitter

Search
 

Сотрудники полиции не могут быть понятыми — позиция мосгорсуда

Адвокаты на Дубровке > Новости  > Сотрудники полиции не могут быть понятыми — позиция мосгорсуда

Сотрудники полиции не могут быть понятыми — позиция мосгорсуда

 

сотрудники полиции не могут быть понятымиДалеко не всегда стороне защиты удается обратить внимание суда на злоупотребления сотрудников полиции, которые они совершают в процессе составления протоколов по делам об административных правонарушениях.

Особенно часто нарушения закона происходят при проведении процедуры медицинского освидетельствования водителей транспортных средств на состояние опьянения.

Эти нарушения могут коснуться любого водителя. Каждый из нас, кто регулярно ездит за рулем автомобиля, рискует в один «прекрасный» момент остаться без водительских прав.

Вместе с тем суд обязан реагировать на нарушения процессуального закона, допущенные сотрудниками полиции при получении доказательств по делу, а сами доказательства должны признаваться недопустимыми и исключаться из числа доказательств, на основании которых возможно сделать вывод о виновности лица в совершении административного правонарушения или преступления.  

В деле, о котором пойдет речь, нарушения сотрудников полиции не остались незамеченными со стороны судьи Московского городского суда, которая истребовала и изучила материалы уголовного дела по жалобе защитника на стадии кассационного обжалования.

Печально, что суды первой и апелляционной инстанции эти нарушения не увидели или скорее не захотели увидеть, так как случайно не заметить их было невозможно.

А теперь коротко об обстоятельствах дела.

23 декабря 2015 года, примерно в 2 часа 30 минут, С. подвозил своих знакомых до станции метро Авиамоторная в г. Москва на своем личном автомобиле. При этом С. находился в трезвом состоянии, спиртные напитки, наркотические средства и психотропные вещества не употреблял. Следует отметить, что две последние категории веществ он не употребляет в принципе.

По пути следования автомобиль С. был остановлен сотрудниками полиции, которые попросили С. предъявить его водительское удостоверение и документы на транспортное средство.

Далее у сотрудников полиции возникли основания полагать, что С. находится в состоянии опьянения, в связи с чем, ему было предложено проследовать вместе с ними за рулем своего автомобиля в отдел внутренних дел МВД России по району Лефортово города Москвы, что он и сделал.

По прибытии в отдел были приглашены сотрудники ГИБДД, которые предложили С. пройти медицинское освидетельствование, на что С. ответил согласием.

После чего С. был доставлен в ОВД МВД России по району Новогиреево города Москвы, где на двери одного из кабинетов он увидел наклеенный лист бумаги с надписью «врач». Его провели в указанный кабинет, в котором лицо, представившееся врачом, предложило С. выдохнуть в уже распечатанную трубку алкотестера.

С. потребовал у врача предъявить ему документы, подтверждающие право на проведение медицинского освидетельствования, а также попросил распечатать при нем новую трубку для алкотестера. Лицо, проводившее освидетельствование С., (далее по тексту – «врач») пообещало предоставить ему документы после того, как он пройдет необходимые процедуры, и в его присутствии распечатало новую трубку прибора.

С. произвел выдох в трубку, прибор продемонстрировал нулевые показатели. Врач предложил С. сдать анализ мочи. С. вновь потребовал показать ему документы, на что врач молча внес в протокол составленный акт запись о том, что С. от прохождения процедуры медицинского освидетельствования отказался.

Далее С. был доставлен обратно в ОВД Лефортово, где в отношении него инспектором ГИБДД были составлены протоколы об отстранении от управления транспортным средством и о направлении на медицинское освидетельствование. При этом в качестве понятых в данных протоколах были указаны два сотрудника полиции, которые остановили С. и сопроводили его в ОВД Лефортово, где передали инспекторам ГИБДД, а также еще одно не установленное лицо. Все перечисленные лица благополучно расписались в местах для подписей понятых.

В свою очередь С. получил на руки копии уже изготовленных протоколов и никаких понятых при составлении данных документов он не видел.

В ОВД Лефортово С. пробыл до 11 часов утра, после чего был доставлен в УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве, где написал добровольное заявление с просьбой направить-таки его на медицинское освидетельствование.

Добродушный дознаватель ОД УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве вынес постановление о прекращении в отношении С. производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ (отказ от прохождения медицинского освидетельствования), после чего вынес постановление о производстве освидетельствования, которым направил С. (по смыслу постановления уже не как водителя транспортного средства, а как физическое лицо) на освидетельствование на состояние опьянения.

В результате С. был повторно доставлен в ОВД Новогиреево к тому же врачу, который снова предложил С. сдать анализ мочи, что С. и сделал. После сдачи анализа С. отпустили.

В тот же день врачом в отношении С. был составлен протокол медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения (учетная форма № 155), в выводах которого было указано: «установлено состояние опьянения, вызванное наркотическими средствами – психостимулятором амфетамин, каннабиноидами».

В связи с тем, что С. ранее уже привлекался к административной ответственности за отказ от прохождения медицинского освидетельствования, в отношении него было возбуждено уголовное дело по ст. 264.1. УК РФ – управление автомобиля в состоянии опьянения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение.

О том, что в отношении него было возбуждено уголовное дело, С. узнал только через месяц, после явки к дознавателю по повестке о вызове его на допрос (в качестве кого, в повестке указано не было).

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении дознаватель указал, что С., «будучи подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, вновь нарушил пункт 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ».

При этом дознавателя нисколько не смутило, что указанный им пункт 2.7. ПДД РФ не предусматривает для водителя транспортного средства обязанность не отказываться от прохождения медосвидетельствования. Такого требования в указанном пункте Правил попросту нет.

10 июня 2016 года приговором мирового судьи судебного участка № 273 района г. Москвы  С. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, и ему было назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 180 (сто восемьдесят) часов с лишением права заниматься деятельностью в виде управления транспортными средствами сроком на 2 (два) года.

20 октября 2016 года апелляционным постановлением Лефортовского районного суда г. Москвы приговор суда был изменен: из его описательно­-мотивировочной части при описании преступного деяния исключено указание о повторном нарушении С. п. 2.7 Правил дорожного движения РФ. В остальной части приговор суда был оставлен без изменения, а апелляционная жалоба осужденного – без удовлетворения.

Судья Лефортовского районного суда города Москвы проигнорировала доводы защитника о том, что при составлении протоколов об отстранении С. от управления транспортного средства и о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в качестве понятых расписались сотрудники полиции и третье лицо.

Исключив из приговора суда нарушение С. пункта 2.7. ПДД РФ, суд апелляционной инстанции грубо нарушил право осужденного С. на защиту и вышел за пределы своих полномочий –незаконно внес изменения в обвинение, которые ухудшают положение осужденного.

К такому выводу сторона защиты пришла на том основании, что содержание обвинения в первоначальной редакции исключало возможность привлечения С. к уголовной ответственности по ст. 264.1 УК РФ и влекло за собой необходимость возвращения уголовного дела прокурору, либо постановление оправдательного приговора. Дабы избежать первого варианта развития событий с последующим устранением органами дознания выявленных нарушений, защитник предусмотрительно заявлять об этих нарушениях в суде первой инстанции не стал.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, устранив нарушения в обвинении С., подменил собой органы уголовного преследования, вышел за пределы своих полномочий и лишил осужденного права на состязательность и равноправие сторон в уголовном процессе, а также права на постановление оправдательного приговора при отсутствии события преступления.

Защитник обратился в Президиум Московского городского суда с кассационной жалобой, в которой указал на существенные нарушения Уголовно-процессуального закона РФ, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и повлиявшие на исход дела С.

Судья Московского городского суда О.В. Рольгейзер истребовала материалы уголовного дела по кассационной жалобе защитника и тщательно изучила доводы жалобы по истребованным материалам.

19 сентября 2017 года постановлением судьи Московского городского суда кассационная жалоба защитника была передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Судья Мосгорсуда согласилась с доводами защитника о том, что сотрудники полиции не вправе участвовать в качестве понятых при проведении процессуальных действий по делу об административном правонарушении, и признала, что указанные защитником протоколы не могут являться допустимыми доказательствами по делу, поскольку получены с нарушением закона.

06 октября 2017 года Постановлением Президиума Московского городского суда кассационная жалоба защитника — адвоката Бондарчука В.Ю. удовлетворена.

Приговор мирового судьи судебного участка № 273 района Лефортово города Москвы от 10 июня 2016 года и апелляционное постановление Лефортовского районного суда города Москвы от 20 октября 2016 года в отношении С. отменены, уголовное дело на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием события преступления, прекращены.

На основании ст. 134 УПК РФ за С. признано право на реабилитацию.

1 Comment

  • Marina
    Ответить 12.10.2017 at 12:36

    Уважаемый коллега, если не сложно выложите текст судебного акта по результатам рассмотрения в Президиуме МГС. Поздравляю вас с победой

Leave a Comment

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять