8 (495) 991-68-66

advokat-bondarchuk@mail.ru

Москва

Шарикоподшипниковская, 22, метро Дубровка

09:00 - 21:00

без выходных

Оперативник не может быть допрошен по содержанию полученного объяснения

 Новости          Обсудить

 

допрос оперативника08 августа 2018 года приговором Измайловского районного суда г. Москвы В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, — покушение на незаконный сбыт наркотического средства – МДМА, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Согласно версии предварительного следствия, с которой согласился суд, В. вступил в предварительный сговор с не установленным лицом, у которого приобрел наркотическое средство с целью последующего сбыта — размещения по «закладкам» (тайникам). За указанные действия продавец наркотика пообещал В. денежное вознаграждение в сумме 5000 рублей.

В ходе расследования защитник — адвокат В.Ю.Бондарчук обратил внимание следователя на доказательство, полученное с нарушением закона, и просил исключить его из числа доказательств по уголовному делу.

Так, в день задержания В. оперативный сотрудник полиции С. получил у задержанного В. объяснение по факту изъятого у него наркотического средства. Из полученного объяснения следовало, что В. должен был продать приобретенное им у продавца наркотическое средство и получить за это деньги. Данное объяснение было получено без участия адвоката.

В последующем, будучи допрошенным в качестве подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, В. от содержания своего объяснения отказался, пояснив, что указанные в нем сведения являются вымышленными. Так как он не обладает специальными знаниями в области уголовного права и процесса, он полагал, что изложение событий в таком виде поможет ему смягчить уголовную ответственность за совершенное преступление. На самом деле он приобрел наркотик для собственного употребления, и умысла на сбыт у него не было.

На следствии оперативник С. был допрошен в качестве свидетеля по содержанию полученного у В. объяснения и подтвердил обстоятельства, изложенные в объяснении.

Данные обстоятельства никакими иными доказательствами, кроме показаний оперативного сотрудника С., ссылающегося на объяснение В., полученное без участия адвоката, в уголовном деле не были подтверждены.

На стадии ознакомления с материалами уголовного дела защитник заявил письменное ходатайство о признании показаний свидетеля С. недопустимым доказательством и об исключении их из числа доказательств по уголовному делу в отношении В.

Следователь отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, сославшись на то, что оперативный сотрудник не является дознавателем или следователем, а потому его можно допрашивать в качестве свидетеля по содержанию полученного объяснения.

В ходе судебного заседания по уголовному делу в отношении В. защитник предупредил суд о недопустимости допроса С. в качестве свидетеля по содержанию полученного им у В. объяснения. Однако суд проигнорировал заявление защитника и нарушил уголовно-процессуальный закон, предоставив государственному обвинителю возможность задать свидетелю С. вопросы по содержанию объяснения В., а в последующем положил показания указанного свидетеля в основу обвинительного приговора суда в отношении В.

Позиция защитника о признании показаний оперуполномоченного недопустимым доказательством основывалась на следующем:

Согласно пункту 1 части 2 статьи 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 06.02.2004 года № 44-О суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя (а значит, по мнению защитника, и оперативного сотрудника) о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстанавливать содержание этих показаний вопреки закрепленному в пункте 1 части второй статьи 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Защитник пришел к выводу о том, что оперуполномоченный уголовного розыска, который отбирает объяснение у задержанного, фактически по своим процессуальным полномочиям приравнивается к дознавателю и следователю, которые производят допрос подозреваемого или обвиняемого на стадии предварительного расследования, поскольку совершает действия, направленные на уголовное преследование лица, заподозренного в совершении преступления.

Следовательно, на объяснение и на допрос оперативника в качестве свидетеля также должны распространяться требования о недопустимости доказательств, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом РФ в отношении протоколов допроса подозреваемого и обвиняемого, а также разъяснения Конституционного Суда РФ в отношении допроса следователя и дознавателя по существу полученных показаний.  

Таким образом, в нарушение закона следователь и суд допросили оперативного сотрудника по полученному у В. объяснению, и суд положил эти показания в основу вынесенного приговора.

Защитник подал на приговор суда в отношении В. апелляционную жалобу, в которой, среди прочих доводов, указал на недопустимость использования показаний оперативника С. в качестве доказательства по делу.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами адвоката Бондарчука В.Ю. в отношении данного доказательства.

11 октября 2018 года определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда свидетельские показания оперуполномоченного С. были признаны недопустимым доказательством и были исключены из числа доказательств по делу.

Суд исключил из квалификации В. признак «группа лиц по предварительному сговору», поскольку данный признак усматривался только из показаний С., и снизил назначенное В. наказание на полгода.

Сторона защиты намерена продолжить обжалование незаконного и необоснованного приговора суда в отношении В. в кассационной инстанции и требовать переквалификации его действий на часть 2 статьи 228 Уголовного кодекса РФ, в связи с недоказанностью наличия у него умысла на распространение наркотических средств.

Это уже не первый случай, когда защитник добивается признания недопустимыми доказательств с участием сотрудников полиции. 

Так, например, в прошлом году адвокат Бондарчук В.Ю. добился исключения из уголовного дела документов, в которых сотрудники полиции были привлечены в качестве понятых. В итоге уголовное дело было полностью прекращено в Мосгорсуде, а подзащитный получил право на реабилитацию. Более подробно о данном уголовном деле вы можете прочитать по этой ссылке.

Если вам необходима профессиональная защита по уголовным делам, звоните нам по телефонам: +7(495)991-68-66, +7(926)254-36-86 или оставляйте свою заявку через контактную форму на сайте, либо через онлайн-консультанта.

© 2018, lawyerbond. Все права защищены.

Подписаться на новости
( 0 Подписчики )
X

Подписаться на новости

E-mail : *

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.