8 (495) 991-68-66

advokat-bondarchuk@mail.ru

Москва

Шарикоподшипниковская, 22, метро Дубровка

09:00 - 21:00

без выходных

Определение Мосгорсуда по ст. 228.1. УК РФ

 Уголовные дела          Обсудить

 

Подробно об обстоятельствах данного уголовного дела читайте здесь

Судья Бахвалова Л.А.                                             Дело № 10-17228

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ  ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

        г. Москва                                                  11 октября  2018 года

Судебная  коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Мариненко А.И., судей Синициной И.О., Литвиненко Е.В., при секретаре Кузьминском И.Д., с участием прокурора Шебеко А.И., осужденного В.,  адвоката Бондарчука В.Ю.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы  осужденного В. и адвоката Бондарчука В.Ю. на  приговор Измайловского районного  суда г. Москвы от 08 августа 2018 г., которым

В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец и житель <данные изяъты>, ранее не судимый,

осужден  по ст.ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 4 п. «г» УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием  в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания  исчислен с 8 августа 2018 г., зачтено время содержания под стражей с 17 сентября 2017 г.

Заслушав доклад судьи Синициной И.О., мнения осужденного В., адвоката Бондарчука В.Ю., поддержавших доводы жалоб,    прокурора  Шебеко А.И., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия                                   

                                   У С Т А Н О В И Л А:                             

В.  признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а именно в том, что он вступил с неустановленным лицом в предварительный сговор, направленный на незаконный сбыт наркотических средств, разработав план, согласно которому неустановленный соучастник должен был приобрести наркотические средства, расфасовать их по сверткам и передать В., который должен был раскладывать полученные наркотические средства в «закладки» и сообщать соучастнику точные места их нахождения, после чего получать от соучастника в качестве оплаты 5000 рублей. Во исполнение преступного умысла неустановленный соучастник приобрел у неустановленного лица 60 таблеток наркотического средства МДМА общей массой 15,58 г., которые расфасовал в 9 свертков и посредством «закладки» передал В., который хранил их при себе с целью дальнейшего сбыта, но был задержан сотрудниками полиции 17 сентября 2017 г. в г.Москве, и указанное наркотическое средство было у него изъято в ходе личного досмотра.

В апелляционных  жалобах осужденный В. и адвокат Бондарчук В.Ю. просят приговор изменить, переквалифицировать действия осужденного на ст. 228 ч. 2 УК РФ и смягчить назначенное ему наказание, указывают, что в основу приговора положено недопустимое доказательство – показания свидетеля С., который был допрошен о содержании полученного им от В. объяснения, которые было им дано в отсутствие адвоката, и от которого он в дальнейшем отказался, однако изложенные в приговоре обстоятельства совершения преступления группой лиц были установлены на основании содержания указанного объяснения, которое не подтверждается собранными по делу доказательствами.  Умысел осужденного на сбыт изъятых у него наркотических средств не доказан исследованными в суде доказательствами, у сотрудников полиции не имелось какой-либо информации о его причастности к сбыту наркотиков, его показания о том, что изъятые у него таблетки МДМА  он приобрел для личного употребления подтверждаются  показаниями свидетелей Ф. и С., согласно которым В. употреблял наркотические средства, а также заключением экспертов о наличии у осужденного синдрома зависимости от нескольких психоактивных веществ. В. работал и имел постоянный источник дохода, что не принято во внимание судом. Назначенное осужденному наказание в связи с ошибочной квалификацией его действий является чрезмерно суровым, судом фактически не учтены смягчающие обстоятельства, положительные характеристики В., наличие на его иждивении близких родственников, страдающих тяжелыми заболеваниями, а также его тяжелые жизненные обстоятельства.   

Cудебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о том, что вина В. в покушении на сбыт  наркотического средства МДМА в крупном размере подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, является обоснованным.   

Так, согласно показаниям свидетеля С., при проведении личного досмотра задержанного В. у него из правого кармана куртки было изъято 9 свертков с порошкообразным веществом, по поводу которых В. пояснил, что это наркотическое средство, которое он получил через «закладку» и должен был разложить в различных местах по своему выбору, а адреса «закладок» сообщить посредством переписки.

Указанные обстоятельства изложены в протоколе личного досмотра В., а также их подтвердили в своих показаниях свидетели К. и П., участвовавших в качестве понятых при проведении личного досмотра В.

Совокупность вышеприведенных, а также иных изложенных  в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их  достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал основания, по которым  он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Судом обоснованно признаны достоверными показания допрошенных по делу свидетелей, которые полностью согласуются не только между собой, но и с иными приведенными в приговоре доказательствами, полностью подтверждающими виновность В. в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 4 п. «г» УК РФ.

Судом первой инстанции в приговоре надлежащем образом оценены показания В. об отсутствии у него умысла на сбыт наркотических средств,  показания свидетелей Ф. и С., а также заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении осужденного.

Вопреки доводам стороны защиты факт употребления В. наркотических средств и наличие у него синдрома зависимости от нескольких психоактивных веществ не свидетельствует об отсутствии у него умысла на сбыт изъятых у него наркотических средств, поскольку вывод суда о доказанности вины осужденного в приготовлении их к незаконному сбыту полностью подтверждается совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Какой-либо заинтересованности в исходе дела либо причин для оговора осужденного со стороны свидетелей обвинения судом не установлено.

В положенных в основу приговора доказательствах  не содержится противоречий, которые могли бы повлиять на обоснованность выводов суда о виновности В. и на правильность квалификации его действий. 

Ходатайства, заявленные сторонами по делу, рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по ним решения обоснованны и надлежащим образом мотивированы.

В соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ  каждое из доказательств оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а их совокупность обоснованно признана судом достаточной для разрешения уголовного дела.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Действия осужденного правильно квалифицированы судом по ст.ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 4 п. «г» УК РФ, поскольку он совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Суд в приговоре сослался, как на доказательство виновности В. в совершении преступления, в котором он обвинялся, на показания свидетеля С. о том, что после задержания он брал у В. объяснения, в которых тот пояснил, что познакомился с мужчиной по имени Ж., который предложил ему устроиться курьером и зарабатывать примерно 5 000 за доставку наркотиков, затем Ж. ему позвонил, назвал адрес «закладки», В. забрал оттуда наркотики и должен был разложить их по другим «закладкам», но его задержали сотрудники полиции  и наркотики изъяли.

Согласно материалам уголовного дела, как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании В. данные им объяснения не подтвердил, пояснив, что оговорил себя, надеясь смягчить ответственность.

Указанные объяснения были им даны без участия защитника, и согласно положениям ст. 74 УК РФ,  не могут являться доказательством по уголовному делу

Положения уголовно-процессуального закона, в том числе ст. 56 УПК РФ, не исключают возможность допроса дознавателя, следователя или оперативного сотрудника в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных  следственных и иных процессуальных действий, но не допускают возможность восстановления содержания показаний или объяснений, данных подозреваемым, обвиняемым или задержанным лицом,  не имеющим указанного процессуального статуса, которые были  даны в отсутствие защитника и не подтверждены в суде, то есть являются недопустимым доказательством.  Закон, исходя из предписания ст. 50 ч. 2 Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в таких показаниях или объяснениях сведений.

При таких обстоятельствах показания свидетеля  С. в части содержания данных ему В. объяснений по смыслу ст. ст. 74 и 75 УПК РФ не могут являться допустимым доказательством, и подлежат исключению из приговора, поскольку об обстоятельствах преступления свидетелю стало известно из объяснений В., полученных в отсутствие защитника, и не подтвержденных ни ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании осужденным.

Показания свидетеля С. в остальной части, то есть по обстоятельствам проведения им личного досмотра В., судебная коллегия признает относимым, допустимым и достоверным доказательством.

Принимая во внимание, что обвинение в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору и осуждение В. по указанному квалифицирующему признаку основано только на объяснениях В., данных им свидетелю С., и не подтверждаются какими-либо иными доказательствами, данный квалифицирующий признак подлежит исключению из осуждения В., в связи с чем назначенное ему наказание подлежит смягчению.

Учитывая, что судебной коллегией исключается из осуждения В. квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, судебная коллегия не находит оснований для исключения из изложенного в приговоре описания преступного деяния ссылки на действия неустановленного соучастника.

Вывод суда о возможности исправления В. только в условиях реального отбывания наказания судом мотивирован.

При назначении наказания суд учел характера и степень общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о личности осужденного, изложенные в приговоре, а также смягчающие наказание обстоятельства, в том числе те, на которые осужденный и адвокат ссылаются в апелляционных жалобах.

Выводы суда об отсутствии оснований для применения положений ст. 64, 73, 15 ч. 6 УК РФ являются обоснованными и надлежащим образом в приговоре мотивированы.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия

                              О  П  Р  Е  Д  Е  Л  И  Л  А  :

Приговор Измайловского районного суда г. Москвы от 08 августа 2018 г.  в отношении В. изменить.

Исключить  из описательно-мотивировочной части  приговора ссылку суда на показания свидетеля С. в части содержания объяснений, полученных от В., как на доказательства виновности осужденного. 

Исключить из осуждения В. квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору».

Смягчить назначенное В. наказание до XX лет лишения свободы. 

В  остальной части приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и адвоката удовлетворить частично.

Определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд.

Председательствующий:

Судьи:

© 2018, lawyerbond. Все права защищены.

Подписаться на новости
( 0 Подписчики )
X

Подписаться на новости

E-mail : *

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.