8 (495) 991-68-66

advokat-bondarchuk@mail.ru

Москва

Шарикоподшипниковская, 22, подъезд 6, эт. 3, оф. 4

09:00 - 21:00

без выходных

Постановление Президиума Мосгорсуда о переквалификации ст. 228.1. УК РФ на ст. 228 УК РФ

 Уголовные дела          Обсудить

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА

МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

город Москва                                                        Дело № 44у-759/18

                                                                                     25 декабря 2018 года

Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего — Фомина Д.А.,

членов президиума: Афанасьевой Н.П., Базьковой Е.М., Васильевой Н.А., Ишмуратовой Л.Ю., Курциныи С.Э., Пильгуна А.С.                       

рассмотрел уголовное дело по кассационной жалобе адвоката — Бондарчука В.Ю. на приговор Измайловского районного суда города Москвы от 8 августа 2018 года, которым

В., родившийся 16 июля 1982 года в городе Пятигорске Ставропольского края, гражданин Российской Федерации, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Отбывание срока наказания с зачетом предварительного заключения постановлено исчислять с 17 сентября 2017 года.

Приговором решена судьба вещественных доказательств по делу.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11 октября 2018 года приговор изменен: из его описательно-мотивировочной части исключены ссылка на показания свидетеля Семко С.Н. в части содержания объяснений В., как на доказательство виновности осужденного, и квалифицирующий признак преступления «группой лиц по предварительному сговору», назначенное В. наказание смягчено до 10 лет лишения свободы.

В кассационной жалобе адвокат Бондарчук В.Ю. выражает несогласие с состоявшимися в отношении В. судебными решениями, считая их незаконными и необоснованными. Полагает, что действия В. квалифицированы судом неверно, поскольку доказательств причастности его к незаконному распространению наркотических средств органом следствия не добыто и в приговоре не приведено, при этом в материалах дела имеются сведения о том, что В. страдает наркоманией, оперативно-розыскных мероприятий в отношении него не проводилось, оперативной информацией о нем, как о сбытчике наркотиков, органы правопорядка не располагали. Полагает также чрезмерно суровым назначенное В. наказание, ссылаясь на то, что судом были не в полной мере учтены все данные о его личности и смягчающие обстоятельства. Считает, что у суда имелись основания для применения к В. положений ст. ст. 64, 73 УК РФ. Обращает внимание на то, что доводы защиты предыдущими судебными инстанциями надлежаще проверены не были, кроме того, он (адвокат) не получил возможности своевременно ознакомиться с протоколами судебных заседаний и принести на них замечания. Просит состоявшиеся в отношении В. приговор и апелляционное определение пересмотреть с учетом его доводов, переквалифицировать действия осужденного на ч. 2 ст. 228 УК РФ и назначить ему по ней наказание с применением положений ст. 64 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Рольгейзер О.В., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и основания передачи ее вместе с уголовным делом на рассмотрение суда кассационной инстанции, выслушав осужденного В. и адвоката Бондарчука В.Ю. по доводам жалобы, мнение заместителя прокурора города Москвы Ведерникова В.В., полагавшего необходимым приговор и aпелляционное определение в отношении В. изменить, исключить из них ссылку на показания свидетелей Климова П.Ю. и Парыгина А.В. в части, касающейся изложения ими данных в ходе личного досмотра пояснений осужденного В. о приобретении и хранении им наркотических средств с целью незаконного сбыта, переквалифицировать действия В. с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначить ему 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, Президиум

установил:

С учетом внесенных в приговор изменений В. признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере (60-ти таблеток в 9 свертках, содержащих наркотическое средство МДМА, общей массой 15, 58 гр.)

Преступление совершено 17 сентября 2017 года в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в описательно-мотивировочной части приговора. В судебном заседании В. свою вину признал частично, указав, что приобрел и хранил наркотические средства для личного употребления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы адвоката Бондарчука В.Ю., Президиум находит, что имеются основания для пересмотра состоявшихся приговора и апелляционного определения.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. ст. 7, 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, а признаётся он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Исходя из требований ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии со ст. ст. 87, 88 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относительности, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

По уголовному делу в отношении В. указанные требования закона выполнены не в полной мере.

Суд пришел к выводу о том, что В., действуя из корыстных побуждений, с умыслом на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, незаконно, при неустановленных точно обстоятельствах, приобрел у неустановленного лица 60 таблеток, содержащих в своем составе наркотическое средство — МДМА, общей массой 15, 58 гр., которые незаконно хранил при себе в 9 свертках с целью последующей реализации через тайники — «закладки» до момента его задержания сотрудниками полиции 17 сентября 2017 года, когда указанные свертки с наркотическими средствами были у него обнаружены и изъяты в ходе проведения личного досмотра.

Действия В. квалифицированы судом (с учетом внесенных в приговор изменений), как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, причем, мотивируя свои выводы на этот счет, суд указал, что о направленности умысла В. на совершение указанного преступления свидетельствуют большое количество обнаруженных при нем запрещенных к свободному обороту средств, превышающих по своему размеру разовую дозу их употребления и расфасованных в 9 свертков, а также пояснения В. в ходе его личного досмотра о том, что указанные наркотические средства предназначались им для последующей реализации.

Между тем, из материалов дела, в том числе из показаний сотрудников полиции Башмакова И.М. и Давыдова С.Е. в судебном заседании, следует, что оперативной информацией о причастности осужденного к незаконному сбыту наркотических средств правоохранительные органы не располагали. В день происшествия он был остановлен указанными выше сотрудниками полиции для проверки документов, показался им подозрительным и был доставлен в отделение, но никаких оперативно-розыскных мероприятий в отношении В. не проводилось.

Каких-либо данных о распространении В. наркотических средств, а также о наличии у него устойчивых связей с поставщиками или потребителями наркотических средств, в уголовном деле не содержится.

В судебном заседании В. показал, что обнаруженные при нем в ходе личного досмотра наркотические средства были приобретены им незадолго до задержания посредством сети «Интернет» через тайник — «закладку» для личного употребления в целях повышения работоспособности, так как он работал водителем в службе такси и сильно уставал. Свои первоначальные пояснения при личном досмотре, данные в отсутствие защитника и содержащие признание в том, что указанные наркотические средства были приобретены с целью сбыта, В. не подтвердил, указав, что по незнанию оговорил себя, надеясь с мягчить ответственность.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Федянин А.В. и Синийчук Д.В., являющиеся знакомыми В., подтвердили, что для повышения работоспособности он периодически употреблял наркотики.

Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической комиссионной экспертизы от 30 ноября 2017 года №577-1, у В. обнаруживается синдром зависимости от нескольких психоактивных веществ (каннабиноидов, стимуляторов) и он нуждается в лечении от наркомании.

Исходя из положений ст. 73 УПК РФ, доказыванию по уголовному делу подлежат в числе прочих обстоятельств событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы его действий. С учетом этих требований и в силу п. 2 ст. 307 УПК РФ описательно-­мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В обоснование доказанности вины В. в покушении на незаконный сбыт наркотических средств суд в приговоре сослался на показания названных выше сотрудников полиции об обстоятельствах задержания осужденного; протоколы проведенных с их участием очных ставок; показания сотрудника ОМВД Семко С.Н., признанных судом апелляционной инстанции допустимым доказательством в части, не касающейся изложения им существа первичных объяснений В.; показания понятых Климова П.Ю. и Парыгина А.В., присутствовавших при личном досмотре осужденного; письменные материалы дела, включая протокол личного досмотра В. и экспертные заключения.

Оценивая доводы осужденного В. о непричастности его к незаконному сбыту наркотических средств, суд расценил их как выражение позиции его защиты, сочтя, что своего объективного подтверждения по материалам дела они не нашли, но в то же время приведенным выше доказательствам в той их части, где они согласуются с показаниями В., в приговоре надлежащей оценки не дано.

Признавая В. виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, суд оставил без внимания то, что субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом, направленным на распространение наркотических средств. По настоящему же делу обстоятельств, прямо указывающих на причастность осужденного к распространению наркотических средств, установлено не было и доказательств, подтверждающих наличие у В. умысла именно на сбыт наркотических средств, материалы дела не содержат. Само же по себе количество обнаруженного у виновного наркотического средства, по смыслу закона, не может свидетельствовать о наличии у него умысла на его сбыт, при этом в судебном заседании осужденный пояснил, что заказал сбытчику сразу большое количество МДМА и обнаружил наркотики в «закладке» в расфасованном виде.

Апелляционная инстанция, проверяя уголовное дело, названных выше обстоятельств не учла.

Принимая во внимание вышеизложенное, Президиум приходит к выводу о том, что действия В. получили неверную оценку и содеянное им надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 228 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

При назначении В. наказания Президиум учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, влияние назначаемого наказания на исправление виновного и условия жизни его семьи, данные о личности осужденного, на которые имеется ссылка в приговоре, а также установленные у него судом смягчающие наказание обстоятельства. В силу п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ осужденный В. подлежит направлению для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима.

Несмотря на доводы жалобы, достаточных оснований для применения в отношении В. положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, ст. ст. 64, 73 УК РФ Президиум с учетом конкретных обстоятельств дела и личности осужденного не усматривает.

Довод защитника о нарушении его процессуальных прав на ознакомление с протоколами судебных заседаний и принесение на них замечаний в соответствии с требованиями ст. ст. 259, 260 УПК РФ необоснован, поскольку из материалов дела следует, что каких-либо препятствий для реализации указанных прав у адвоката Бондарчука В.Ю. не имелось, и в стадии апелляционного производства по делу об отложении слушания в связи с описанными нарушениями он не просил, заявив, что готов участвовать в судебном заседании.

Иных оснований для пересмотра состоявшихся по делу судебных решений Президиум не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Президиум

постановил:

кассационную жалобу адвоката Бондарчука В.Ю., действующего интересах осужденного В., удовлетворить частично.

Приговор Измайловского районного суда города Москвы от 8 августа 2018 года и апелляционное определение судебной коллеги по уголовным делам Московскою городского суда от 11 октября 2018 года в отношении В. изменить.

переквалифицировать действия В. с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года с отбыванием исправительной колонии общего режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

Подробности данного дела смотрите здесь

Если вам потребуется адвокат по 228 статье УК РФ и другим преступлениям в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, звоните по телефонам: +7(495)991-68-66, +7(926)254-36-86 или оставляйте свои сообщения через форму обращения на сайте. Работаем по всем регионам России.

© 2019, lawyerbond. Все права защищены.

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.