8 (495) 991-68-66

advokat-bondarchuk@mail.ru

Москва, 1-я ул. Машиностроения, 5

09:00 - 21:00

без выходных

Приговор суда по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ

 Уголовные дела          Обсудить

 

Справка по делу:

27 мая 2016 года приговором Нагатинского районного суда г. Москвы К. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1. Уголовного кодекса РФ, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 11 (одиннадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

21 сентября 2016 года апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда приговор Нагатинского районного суда от 27 мая 2016 года был оставлен без изменения, апелляционные жалобы осужденного и его защитника – без удовлетворения.

22 декабря 2016 года постановлением судьи Московского городского суда в передаче кассационной жалобы о пересмотре приговора Нагатинского районного суда г. Москвы от 27 мая 2016 года и апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 21 сентября 2016 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано.

27 апреля 2017 года Постановлением судьи Верховного Суда РФ кассационная жалоба защитника передана вместе с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Президиума Московского городского суда.

Подробнее об обстоятельствах дела читайте по этой ссылке.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

27 мая 2016 г.                                                                                   г. Москва

Нагатинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Борисенковой Н.В. при секретаре Москаленко А.А.,

с участием государственного обвинителя — помощника Нагатинского проку­рора г. Москвы Кулинич Д.А.,

подсудимого К.Н.А.,

защитника — адвоката Бондарчука В.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в от­ношении К.Н.А., 02 ноября 1980 года рождения, уроженца г. Лобня Московской обл., гражданина РФ, со средним образованием, женатого, работающего, военнообязанного, зарегистрированного по адресу: Московская обл., г. Лобня, ул. Заречная, д. ХХ, кв. ХХ, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, и. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

К.Н.А. совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере при следующих обстоятельствах.

Так, К.Н.А., находясь по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, около д. 63, вл. 2, примерно в 16 ч 30 мин 13 июля 2015 года, путем «закладки» незаконно с целью дальнейшего сбыта приобрел у неустановленного лица наркотическое сред­ство — героин, массой 29,53 г, что является крупным размером. Далее К.Н.А., находясь по вышеуказанному адресу, примерно в 16 ч 30 мин 13 июля 2015 года был задержан сотрудниками Службы по ЮВАО Управления ФСКН России по г. Москве, проводившими оперативно-розыскное мероприятие «наблюдение». В ходе его личного досмотра, проведенного 13 июля 2015 года в период времени с 16 ч 58 мин до 17 ч 15 мин по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, д. 63, вл. 2 было обнаружено и изъято наркотическое средство — героин, массой 29,53 г, в крупном размере, которое К.Н.А. незаконно хранил при себе для дальнейшего неза­конного сбыта.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый К.Н.А. вину при­знал частично, пояснил, что действительно при обстоятельствах, которые описаны в обвинительном заключении, у него был изъят героин, но сбытом наркотиков он не занимался, весь изъятый у него героин приобрел для личного употребления. В содеянном раскаивается.

Несмотря на лишь частичное признание своей вины К.Н.А., она полностью подтверждается следующими доказательствами.

Так, свидетель К.С.А. (сотрудник полиции) пояснил суду, что в июле 2015 г. поступила оперативная информация о группе лиц, которая занимается сбытом наркотических средств, в том числе о примерном месте «закладки». За данным местом было установлено наблюдение, в ходе которого они видели, как туда на автомобиле подъехал подсудимый, прошел на предполагаемое место «закладки» наркотических средств, что-то взял. После этого подсудимый был задержан. В ходе личного досмотра у него был изъят пакет из-под сока, в котором находился сверток с наркотическим веществом. На подсудимого никакого давления не оказывалось.

В связи с наличием противоречий в судебном заседании были оглашены по­казания свидетеля К.С.А., данные им в ходе предварительного следствия, которые в целом аналогичны его показаниям в ходе судебного заседания, но носят более подробный характер при описании обстоятельств обнаружения и изъятия наркотического средства (т. 1 л.д. 103-105). 

В судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ с согласия сторон были также оглашены показания свидетеля И.Э.В., согласно которым 13 июля 2015 года по просьбе сотрудников наркоконтроля он был понятым при личном до­смотре К.Н.А., в ходе которого у последнего был обнаружен и изъят пакет из под «маленького» сока с веществом внутри. Изъятый пакет из под сока был упако­ван в полиэтиленовый пакет и опечатан, где все присутствующие расписались. По данному факту был составлен соответствующий акт, в котором поставили свои подписи все присутствующие. В его присутствии со стороны сотрудников ФСКН никакого физического и психологического воздействия ни на кого не оказывалось (том № 1 л.д. 109-111).

Вина подсудимого также подтверждается письменными материалами дела: рапортом об обнаружении признаков преступления от 13 июля 2015 года, из которого следует, что 13.07.2015 г. в 16:35 по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, д.63, вл. 2 сотрудниками 2 отдела Службы по ЮВАО было проведено ОРМ «наблюдение», в результате которого был задержан К.Н.А. В ходе досмотра в период времени с 16 ч. 58 по 17 ч. 15 по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, дом 63, вл. 2 у К.Н.А. было изъято наркотическое средство героин общей массой 29,53 грамма (том № 1 л.д. 9); 

актом досмотра и изъятия от 13 июля 2015 года, согласно которому в период времени с 16 час 58 мин до 17 час 15 мин по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, дом 63, вл. 2, был досмотрен К.Н.А., у которого был обнаружен и изъят в том числе картонный пакет из под сока, внутри которого находится полимерный свер­ток темного цвета с веществом внутри (том № 1 л.д. 18-19); 

справкой об исследовании от 13 июля 2015 года № И-1/1251, согласно кото­рой при исследовании вещества, изъятого при осмотре места происшествия, было израсходовано 0,01 г. вещества (том № 1 л.д. 40-41); 

заключением эксперта от 14 августа 2015 года № Э-1/1950-15 с прилагаемой фототаблицей, согласно которому представленное на экспертизу вещество в виде порошка и комков и комков светло-бежевого цвета массой 29,52 грамм из пакета, изъятое 13 июля 2015 года в ходе личного досмотра К.Н.А., является нарко­тическим средством — героином (том № 1 л.д. 45-48); 

постановлением о признании данного наркотического средства веществен­ным доказательством и приобщении его к материалам дела (том № 1 л.д. 61-65). 

Достоверность и объективность приведенных письменных доказательств у суда сомнений не вызывает, поскольку они последовательны, непротиворечивы, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. При этом суд со­глашается с заключениями экспертиз, поскольку они проведены квалифицирован­ными специалистами, компетенция которых у суда сомнений не вызывает, выводы экспертов суду представляются полными, ясными и понятными. 

Оценивая показания свидетелей К.С.А., И.Э.В., суд призна­ет их достоверными и правдивыми, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу. Оснований для оговора подсудимого кем-либо из перечисленных лиц суд не усматри­вает.

Оценивая показания подсудимого, суд приходит к следующему. 

Факт хранения наркотических средств подсудимый не отрицает. В данной части его показания последовательны и подтверждаются всем комплексом имею­щихся по делу доказательств, в связи с чем суд считает возможным доверять им. 

Оценивая его показания относительно цели хранения наркотических средств в совокупности с имеющимися доказательствами, суд приходит к следующему. К.Н.А. утверждает, что хранил героин для личного употребления. 

В подтверждение своей позиции защита ссылается на показания свидетеля З.А.А., Ш.А.Ю., которые сообщили, что К.Н.А. употреб­лял наркотические средства, но не сбывал их. 

Оценивая показания данных свидетелей, суд относится к ним критически как к доказательству защиты, поскольку факт имеющейся наркотической зависимости К.Н.А. не оспаривался в судебном заседании, особенно с учетом данных су­дебно-психиатрической экспертизы, но факт употребления наркотических средств не исключает возможности их сбыта. То обстоятельство, что З.А.А., Ш.А.Ю. не были осведомлены об этом, также ничего не доказывает и ничего не опровергает, поскольку, учитывая противозаконный характер сбыта наркотиче­ских средств, подобная деятельность обычно не афишируется. 

Защита утверждает, что на непричастность К.Н.А. к сбыту наркотиче­ских средств указывает его последовательная позиция, начиная с объяснений, дан­ных сотрудникам полиции, до его показаний в ходе судебного заседания, но суд от­носится к данным доводам критически, поскольку избранная подсудимым линия защиты, которой он последовательно придерживается сама по себе не доказывает его невиновность, при этом его показания подлежат оценке в совокупности с име­ющимися доказательствами. 

Защита также утверждает, что об отсутствии умысла на сбыт наркотических средств свидетельствует наличие у подсудимого источника дохода, однако учиты­вая размер данного источника (менее 40 000 руб. согласно представленной защитой справке 2-НДФЛ), наличие на иждивении не только двух несовершеннолетних де­тей, но и жены, которая находится в отпуске по уходу за ребенком, данный источ­ник явно недостаточен для того, что приобретать наркотические средства для лич­ного употребления в подобном объеме. 

При таких обстоятельствах суд критически относится к утверждению К.Н.А. о цели хранения им наркотических средств, считает, что его доводы связа­ны со стремлением представить события в выгодном для него свете, и приходит к твердому убеждению, что К.Н.А. хранил все изъятые у него наркотические средства именно в целях сбыта. 

Оценивая доводы защиты о том, что действия К.Н.А. должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд относится к ним критически, посколь­ку К.Н.А. хранил изъятые у него наркотические средства в целях сбыта, что исключает квалификацию деяния по указанной защитником статье. 

Таким образом, анализ приведенных доказательств в их совокупности, дает основание считать вину подсудимого в совершении покушения на незаконный сбыт наркотических средств полностью доказанной.

Суд квалифицирует действия К.Н.А. по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, поскольку он совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Преступление было неоконченным, пресеченным на стадии покушения, по­скольку К.Н.А. не распорядился изъятыми у него наркотическими средства­ми. Подготовленное К.Н.А. к сбыту вещество было наркотическим сред­ством, поскольку содержало в своем составе героин, включенный в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих кон­тролю в Российской Федерации, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 N681.

При этом в соответствии с постановлением Правительства № 1002 от 01.10.2012 г. «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного ко­декса Российской Федерации» приготовленные к сбыту наркотические средства (29,53 г.) было в крупном размере, поскольку превышало 2,5 грамм.

Покушение на сбыт наркотических средств со стороны К.Н.А. выра­зилось в умышленном создании условий для реализации наркотических средств, при этом он не имел возможности передать их третьим лицам по независящим от него обстоятельствам, поскольку был задержан сотрудниками полиции, которые изъяли указанные наркотические средства из незаконного оборота.

При назначении наказания, в соответствии со ст.60 УК РФ, суд учитывает: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, сведения о личности подсудимого, наличие обстоятельств, смягчающих наказание. Кроме того, суд учитывает влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого, состояние его здоровья, условия жизни его семьи.

Суд учитывает, что подсудимый совершил особо тяжкое преступление.

Суд принимает во внимание, что К.Н.А. ранее не судим, на учете в НД, ПНД не состоит, по месту жительства и по месту работы характеризуется положи­тельно, также положительно характеризуется общественной организацией «Поис­ковая экспедиция «Долина», имеет двух несовершеннолетних детей, помогает ро­дителям пенсионного возраста, страдает рядом хронических заболеваний.

Допрошенные в ходе судебного заседания свидетели З.А.А., Ш.А.Ю. дали К.Н.А. положительную характеристику, которую суд прини­мает к сведению.

В ходе предварительного следствия в отношении К.Н.А. была прове­дена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, согласно выводам кото­рой К.Н.А. в период, инкриминируемого ему деяния не обнаруживал призна­ков хронического либо временного психического расстройства либо иного болез­ненного состояния психики, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В принудительных мерах медицин­ского характера, предусмотренных ст.ст. 97, 99 УК РФ К.Н.А. не нуждается. В связи с наличием у него синдрома зависимости от нескольких психотропных ве­ществ, в т.ч. от опиоидов и каннабиоидов, К.Н.А. нуждается в прохождении лечения от наркомании, медицинской и социальной реабилитации в порядке, уста­новленном ст. 72-1 УК РФ.

Оснований не доверять выводам экспертов у суда нет, также как и оснований сомневаться во вменяемости К.Н.А.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, являются: совершение преступ­ления впервые, раскаяние в хранении наркотических средств, семейная ситуация, связанная с необходимостью оказывать помощь нуждающимся в ней членам семьи, наличие малолетних детей, наличие положительных характеристик, состояние здо­ровья.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, не имеется.

Поскольку вменяемое К.Н.А. преступление было не завершено, дей­ствия подсудимого были пресечены на стадии покушения, при назначении наказа­ния подлежит применению ч. 3 ст. 66 УК РФ.

С учетом данных о личности подсудимого, обстоятельств совершения ин­криминируемого деяния, суд не находит оснований для изменения категории пре­ступления в соответствии с ч.6 ст. 15 УК РФ.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступления, обсто­ятельства его совершения и личность виновного, наличие смягчающих наказание обстоятельств, а также учитывая влияние назначаемого наказания на исправление К.Н.А. и условия жизни его семьи, суд считает, что цели исправления и пе­ревоспитания подсудимого могут быть достигнуты лишь в условиях его изоляции от общества, в связи с чем назначает ему наказание в виде реального лишения сво­боды.

Оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ суд не усматривает.

В соответствии со ст. 58 УК РФ местом отбытия наказания К.Н.А. суд назначает колонию строгого режима.

Суд, с учетом данных о личности К.Н.А., наличия смягчающих обсто­ятельств, считает возможным не назначать подсудимому дополнительное наказание в виде штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В соответствии со ст. 81 УПК РФ суд разрешает судьбу вещественных дока­зательств.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 303-304, 307-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

К.Н.А. признать виновным в совершении преступле­ния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, и назначить ему нака­зание в виде лишения свободы сроком на 11 (одиннадцать) лет с отбыванием нака­зания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания К.Н.А. исчислять с 27 мая 2016 года.

Зачесть в срок отбытия наказания время его содержания под стражей с 13 июля 2015 года (с даты фактического задержания) по 26 мая 2016 года (включи­тельно).

Меру пресечения К.Н.А. в виде заключения под стражу оставить без изменения.

Вещественные доказательства — наркотические средства — уничтожить.

Вещественное доказательство — диск с видеозаписью, хранящийся при деле, — хранить при деле.

Вещественное доказательство — мобильный телефон, находящийся на ответ­ственном хранении у З.А.А., — передать по принадлежности К.Н.А.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток, а осужденным в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи осужденным апелляционной жалобы, он вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Федеральный судья                                                                    Борисенкова Н.В.

 

© 2017, lawyerbond. Все права защищены.

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.