+7 (926) 254-36-86

advokat-bondarchuk@mail.ru

Москва

Шарикоподшипниковская, 22

09:00 - 20:00

без выходных

Определение Второго кассационного суда от 18 июня 2020 года

 Уголовные дела          Обсудить

№77-864/2020

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                               18 июня 2020 года

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующей Лохановой Е.Н.,

судей Морхова С.И., Трубицына Ю.В.,

при секретаре Ивановой О.К.,    

с участием прокурора  Л.Е.Н.,

адвоката Бондарчука В.Ю.,

осужденных П.Ю.А., К. Д.А.,

представителя потерпевшего ГУП «Мосгортранс» Т. А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного П.Ю.А. и адвоката Бондарчука В.Ю. на приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 10 апреля 2019 года и апелляционное постановление Московского городского суда от 1 октября 2019 года.

Приговором Останкинского районного суда г. Москвы от 10 апреля 2019 года

К. <данные изъяты>, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее не судимый,

П. <данные изъяты>, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее не судимый,

осуждены, каждый:

— по п. «а» ч. 2 ст. 165 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 70000 рублей;

— по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 165 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 65000 рублей;

— по п. п. «а, б» ч. 2 ст. 165 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 75000 рублей;

— по ч. 2 ст. 273 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

— по ч. 3 ст. 272 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено П.Ю.А. и К.Д.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года со штрафом в размере 120000 рублей, каждому.

А. <данные изъяты>, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее не судимый,

осужден:

— по п. «а» ч. 2 ст. 165 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 50000 рублей;

— по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 165 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 45000 рублей;

— по п. п. «а, б» ч. 2 ст. 165 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 55000 рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено А.П.С. наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 8 месяцев со штрафом в размере 100000 рублей.

На основании ст. 73 УК РФ К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С. назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком К.Д.А. и П.Ю.А. — на 5 лет, А.П.С. – на 4 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ на К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С. возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, являться на регистрацию в указанный выше специализированный государственный орган в назначенное им время, вести законопослушный образ жизни и не совершать правонарушений.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С. по вступлении приговора в законную силу постановлено отменить.

Гражданский иск, заявленный представителем потерпевшего, о взыскании имущественного вреда удовлетворен, взыскано с К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С. солидарно в пользу ГУП «Мосгортранс» 1620374 рубля.

В удовлетворении гражданского иска о взыскании морального вреда представителю ГУП «Мосгортранс» отказано.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Московского городского суда от 1 октября 2019 года приговор в отношении П.Ю.А., К.Д.А. и А.П.С. изменен:

— уточнено в описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния, предусмотренного п. п. «а, б» ч. 2 ст. 165 УК РФ, что по месту работы К.Д.А. было изъято 204 штуки нелегитимных БСК ГУП «Мосгортранс», а по месту жительства А.П.С. – 8 штук нелегитимных БСК ГУП «Мосгортранс»;

— уточнено в описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания, что наказание К.Д.А. и А.П.С. назначено с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В отношении осужденных К.Д.А. и А.П.С. уголовное дело рассматривается в ревизионном порядке.

Заслушав доклад судьи Морхова С.И., выслушав пояснения осужденных П.Ю.А., К.Д.А., адвоката Бондарчука В.Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб, объяснения представителя потерпевшего ГУП «Мосгортранс» Т.А.В., высказавшего возражения по доводам жалоб, мнение прокурора Л.Е.Н. об оставлении приговора Останкинского районного суда г. Москвы от 10 апреля 2019 года и апелляционного постановления Московского городского суда от 1 октября 2019 года без изменения, а кассационных жалоб – без удовлетворения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

приговором суда П.Ю.А., К.Д.А. и А.П.С. признаны виновными в том, что они совершили причинение имущественного ущерба собственнику имущества путем обмана при отсутствии признаков хищения, в крупном размере, организованной группой.

Они также признаны виновными в том, что они совершили покушение, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на причинение имущественного ущерба собственнику имущества путём обмана при отсутствии признаков хищения, в крупном размере, организованной группой, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

Они же признаны виновными в том, что они совершили причинение имущественного ущерба собственнику имущества путем обмана при отсутствии признаков хищения, организованной группой, причинившее особо крупный ущерб.

П.Ю.А. и К.Д.А. признаны виновными в том, что они создали и использовали компьютерные программы, заведомо предназначенные для несанкционированного копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации, совершенные организованной группой, из корыстной заинтересованности.

Они же (П.Ю.А. и К.Д.А.) признаны виновными в том, что они совершили неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло копирование компьютерной информации, совершенное из корыстной заинтересованности, организованной группой.

Преступления совершены в г. Москве в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный П.Ю.А. с решениями судов первой и апелляционной инстанций не соглашается, считает их незаконными и необоснованными, подлежащими отмене в связи с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона. В доводах, приводя свой анализ доказательств, указывает на то, что его вина не доказана, приговор постановлен на предположениях, ни один из свидетелей по уголовному делу не был с ним знаком и проездные билеты у него не приобретал. Отмечает, что каких-либо указаний от К.Д.А. о создании вредоносной компьютерной программы для несанкционированного копирования компьютерной информации не получал. Обращает внимание на то, что доказательств, подтверждающих его участие в переговорах, зафиксированных на видеозаписи, не имеется, изъятые в ходе обыска и осмотренные смарт-карты, также не свидетельствуют о его виновности. Считает, что проведенные в ходе предварительного следствия экспертизы являются неполными, в ходе судебного заседания стороне защиты необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о назначении компьютерной экспертизы. Отмечает, что справка расчет ОАО Центральная ППК № 9818-16 от 07.09.2016 года в материалах уголовного дела представлена в двух экземплярах, содержит как разное число свертков и карт, участвующих в расчете, так и карты, которые вообще не изымались у осужденных и иных лиц, участвовавших в уголовном деле. Полагает, что судом нарушены положения ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела. Указывает на то, что судом необоснованно отвергнуты заключения специалиста Г.Я.С. Считает, что судом в нарушении требований закона возвращена апелляционная жалоба адвоката К.А.С., суд апелляционной инстанции ненадлежащим образом рассмотрел доводы его жалобы. Просит приговор и апелляционное постановление отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе.

В кассационной жалобе адвокат Бондарчук В.Ю. в интересах осужденного П.Ю.А. считает приговор и апелляционное постановление незаконными и необоснованными, постановленными с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона. Приводя свой анализ доказательств, и доводы, аналогичные изложенным в жалобе осужденного П.Ю.А., указывает на то, что вина П.Ю.А. не доказана, приговор основан на предположениях. Отмечает, что квалификация действий П.Ю.А. по признаку «совершение преступления организованной группой» является необоснованной, о противоправных действиях К.Д.А. П.Ю.А. не знал, никакой прибыли не получал, с А.П.С. не знаком, указаний К.Д.А. о создании программы, позволяющей изготавливать поддельные проездные документы не выполнял. Выражает несогласие с суммой вмененного ущерба. Полагает, что судом нарушены положения ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела. Указывает на то, что судом необоснованно отвергнуты заключения специалиста Г.Я.С. Считает, что суд апелляционной инстанции ненадлежащим образом рассмотрел доводы жалобы осужденного П.Ю.А. Просит приговор и апелляционное постановление отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката Бондарчука В.Ю., осужденного П.Ю.А., государственный обвинитель Р.Н.А., опровергая доводы жалоб, просит оставить приговор без изменения, а жалобы – без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб, возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По смыслу ст. 46 Конституции РФ во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, право на беспристрастный суд предполагает отсутствие предубеждения и пристрастности судей, этот принцип является одним из неотъемлемых свойств права на судебную защиту и необходимым условием справедливого судебного разбирательства.

В силу положений ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона.

Законность при производстве по делу обеспечивается, в частности, путем устранения от участия в нем лиц, подлежащих отводу (ст. 62 УПК РФ).

По смыслу ст. 61 УПК РФ, судья не может принимать участие в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, ставящих под сомнение его объективность и беспристрастность.

В силу общепризнанных принципов справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия, закрепленных в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свободы, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в их правовом единстве с положениями ст. 63 УПК РФ и конституционно-правовым толкованием, данным в определении Конституционного Суда Российской Федерации №799-О от 1 ноября 2007 года, повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым.

В противном случае, высказанная судьей в процессуальном решении позиция о наличии или отсутствии события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и, таким образом, могла бы поставить под сомнение объективность и беспристрастность судьи.

Данные требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела действуют на всех этапах судебного разбирательства. Однако по настоящему уголовному делу это требование было нарушено.

Из материалов уголовного дела усматривается, что судья Останкинского районного суда г. Москвы Шалашова И.А. в ходе рассмотрения настоящего уголовного дела в отношении обвиняемых К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С. 24 августа 2017 года удалилась в совещательную комнату для постановления приговора. (л.д. 53-82, т. 31) Однако, 31 августа 2017 года, выйдя из совещательной комнаты, судья возобновила судебное следствие и в дальнейшем, поставив на обсуждение вопрос о возвращении уголовного дела прокурору, 13 сентября 2017 года вынесла постановление, которым уголовное дело в отношении К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С. возвращено Московскому межрегиональному транспортному прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела судом. (л.д. 125-129, т. 31)

Основанием возвращения уголовного дела прокурору явилось то, что экспертизы, проведенные по делу в рамках обвинения по ч. 2 ст. 273 УК РФ, по мнению суда, не соответствуют требованиям закона. При этом, суд, сославшись в постановлении на положения п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, указал на то, что изложенные в обвинительном заключении доказательства должны быть получены в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, подтверждать событие преступления и его состав, а также виновность подсудимых в совершении преступления.

Тем самым, суд вошел в оценку достаточности и достоверности доказательств по делу, признав, что имеющиеся доказательства по делу недостаточны для постановления именно обвинительного приговора, поскольку судом не приведено таких нарушений закона, которые исключали возможность постановления судом приговора, в том числе оправдательного, или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

При повторном рассмотрении уголовного дела тем же судьей Останкинского районного суда г. Москвы Шалашовой И.А. и был 10 апреля 2019 года постановлен обжалуемый обвинительный приговор, после того, как орган предварительного следствия, устранив отмеченные судом недостатки, заново провел экспертизу, положенную судом в основу приговора в качестве доказательства вины осужденных.

Вместе с тем, исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной в постановлении от 2 июля 2013 года №16-П, направляя уголовное дело прокурору, суд не осуществляет уголовное преследование, то есть процессуальную деятельность, осуществляемую в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (пункт 55 статьи 5 УПК Российской Федерации), — он лишь указывает на существо ущемляющих права участников уголовного судопроизводства нарушений, которые не могут быть устранены в судебном заседании и препятствуют разрешению уголовного дела судом, и тем самым не подменяет сторону обвинения. Направление дела прокурору не может свидетельствовать о прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела и расцениваться как безусловное препятствие для участия судьи в рассмотрении данного дела.

То обстоятельство, что, постановляя приговор от 10 апреля 2019 года, суд не входил в оценку предыдущей экспертизы, не меняет существа вопроса о недопустимости повторного участия одного и того же судьи в рассмотрении одного и того же уголовного дела, поскольку такая оценка была дана судьей в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору от 31 августа 2017 года.

Указанные обстоятельства ставят под сомнение независимость и беспристрастность судьи, постановившей обвинительный приговор в отношении К.Д.А., П.Ю.А., А.П.С., а, следовательно, и справедливость судебного разбирательства, гарантированную статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года каждому участнику судебного разбирательства.

Поскольку постановление приговора по уголовному делу незаконным составом суда является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, то такой приговор и апелляционное постановление в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ подлежат отмене, а уголовное дело – передаче на новое рассмотрение, в тот же суд, в ином составе.

Судебная коллегия в настоящем определении не входит в оценку иных доводов кассационных жалоб осужденного П.Ю.А. и адвоката Бондарчука В.Ю., поскольку суд кассационной инстанции не вправе высказываться по обстоятельствам, которые могут стать предметом исследования и оценки при новом судебном разбирательстве дела.

С учетом данных о личности каждого осужденного, в целях надлежащего проведения судебного следствия в разумные сроки в отношении всех обвиняемых подлежит избранию мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.13, 401.14, 401.15, 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

                                                                                     ОПРЕДЕЛИЛА:

кассационные жалобы осужденного П.Ю.А. и адвоката Бондарчука В.Ю. удовлетворить.

Приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 10 апреля 2019 года и апелляционное постановление Московского городского суда от 1 октября 2019 года в отношении П. <данные изъяты>, К. <данные изъяты> и А. <данные изъяты> отменить, материалы уголовного дела передать на новое рассмотрение в Останкинский районный суд <адрес> в ином составе суда.

Избрать в отношении П.Ю.А., К.Д.А. и А.П.С. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Председательствующая

Судьи коллегии

Более подробно об обстоятельствах настоящего уголовного дела и доводах кассационных жалоб читайте в этой статье

 

 

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.

Pin It on Pinterest

Поделиться!

Поделитесь этой статьей с вашими друзьями!