+7 (926) 254-36-86

advokat-bondarchuk@mail.ru

Москва

Шарикоподшипниковская, 22

09:00 - 20:00

без выходных

Кассационное определение об отмене приговора по ст. 290 УК РФ

 Уголовные дела          Обсудить

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    № 77 –183/2021

14 мая 2021 года                                                    город Новосибирск

Кассационный военный суд в составе:

председательствующего Лебедева А.Г.,

судей Венедиктова С.В. и Ключикова И.А.,

при секретаре судебного заседания Резановой Н.М.,

с участием старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Зиганшина Ф.Р. и адвоката Ч.О.Е. – защитника осуждённого Р.Е.В., а также с участием путём использования систем видеоконференц-связи осуждённого Р.Е.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Ч.О.Е. на приговор Курильского гарнизонного военного суда от 03 сентября 2020 года в отношении Р.Е.В. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам 1-го Восточного окружного военного суда от 12 ноября 2020 года.

Заслушав доклад судьи Ключикова И.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание вынесенных судебных актов, доводы кассационной жалобы и поступивших возражений на неё, выступления осуждённого Р.Е.В. и адвоката Ч.О.Е., поддержавших кассационную жалобу, а также мнение прокурора Зиганшина Ф.Р. о необходимости отмены приговора и апелляционного определения и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд первой инстанции, Кассационный военный суд

УСТАНОВИЛ:

по приговору Курильского гарнизонного военного суда от 03 сентября 2020 года военнослужащий войсковой части  капитан Р.Е.В., несудимый

осуждён:

по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ – на 7 лет лишения свободы со штрафом в двукратном размере суммы взятки — 600 000 рублей, с лишением на 3 года права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на государственной службе, органах местного самоуправления;

по ч. 2 ст. 290 УК РФ – на 2 года лишения свободы со штрафом в двукратном размере суммы взятки — 300 000 рублей, с лишением на 2 года права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на государственной службе, органах местного самоуправления.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Р. определено путём частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 700 000 рублей, с лишением на 4 года права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на государственной службе, органах местного самоуправления.

В соответствии со ст. 48 УК РФ Р. лишён воинского звания «капитан».

Судом также принято решение о конфискации у Р. денежных средств, полученных им в виде взятки, в сумме 450 000 рублей и для обеспечения исполнения приговора оставлен без изменения арест, наложенный на оружие, принадлежащее Р., общей стоимостью 57 000 рублей.

Р. судом признан виновным в том, что он, будучи командиром роты управления войсковой части , при обстоятельствах, изложенных в приговоре, 15 февраля 2019 года получил от своего подчинённого <звание> ФИО взятку в сумме 150 000 рублей за ходатайство перед командованием указанной воинской части о заключении с ФИО очередного контракта о прохождении военной службы, а в период с 09 июля по 29 ноября 2019 года получил от ФИО взятку в крупном размере – 300 000 рублей за общее покровительство ему по службе, а также за незаконное бездействие в пользу последнего, выразившееся в непроведении в отношении него разбирательства по факту совершенного им грубого дисциплинарного проступка, несоставлении соответствующего протокола и непредставлении материалов разбирательства командованию воинской части для решения вопроса об ответственности ФИО, в том числе о досрочном увольнении с военной службы, что входило в служебные полномочия Р.

Апелляционным определением 1-го Восточного окружного военного суда от 12 ноября 2020 года приговор изменён:

— из резолютивной части исключено назначение уголовного наказания с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ и решение о лишении воинского звания «капитан»,

— усилено назначенное по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ наказание и постановлено лишить Р. на основании ст. 48 УК РФ воинского звания «капитан».

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Р. определено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 700 000 рублей, с лишением на 4 года права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций на государственной службе, в органах местного самоуправления, с лишением воинского звания «капитан».

Также постановлено считать арест, наложенный на оружие, принадлежащее Р., оставленным в силе до исполнения приговора в части конфискации денежных средств и исполнения наказания в виде штрафа, а в случае отсутствия у Р. достаточных денежных средств для исполнения приговора в части конфискации и взыскания штрафа обратить взыскание на арестованное имущество.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе адвокат Чемортан указывает на необоснованность осуждения Р., приведя в обоснование этого следующие доводы.

По вменённому Р. в приговоре эпизоду получения взятки 15 февраля 2019 года отсутствуют доказательства о намерении Р. присвоить переданные ему ФИО денежные средства и о содержании договоренности между Р. и ФИО при займе Р. у последнего 150 000 рублей, часть из которых – 90 000 рублей — он возвратил ФИО до конца мая 2019 года. При этом Р. не оказывал тому никакой помощи по продлению срока контракта, а доказательств обратного не представлено. Кроме того, ФИО в своих показаниях подтвердил, что давал деньги Р. в долг с условием их возврата, то есть имел место договор займа, в связи с чем в действиях Р. отсутствовал корыстный мотив.

Не доказан и вывод суда о том, что этот договор представлял собой завуалированную взятку, а сам приговор в этой части основан на предположениях.

По эпизоду получения Р. взятки в размере 300 000 рублей следствием и судом были искусственно созданы доказательства, хотя в действительности эти деньги были переданы ему ФИО также в долг и затем частично возвращены. И если в дальнейшем, согласно показаниям ФИО, осуждённый предложил простить ему оставшуюся часть этого долга в размере 239 600 рублей в обмен на решение вопроса о переводе ФИО на должность вместо увольнения, то тогда действия Роменских должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

При этом не представлено доказательств его общего покровительства и попустительства в отношении ФИО, не конкретизировано обвинение в части якобы имевшего место предъявления к нему меньших требований, не подтверждён факт совершения ФИО в ноябре 2019 года грубого дисциплинарного проступка, а фраза «я тебе ничего не должен» в записанном разговоре между ФИО и Р. относится не к денежному долгу, а к отсутствию у Р. обязательств перед ФИО по службе.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание допущенные судом первой инстанции нарушения, приведшие к необоснованному осуждению Р., ограничился формальным изложением краткого содержания доказательств, не аргументировал свои выводы, не дал надлежащей оценки доводам стороны защиты о недопустимости некоторых следственных действий с участием Р., а также о нарушении его права на защиту.

В заключение жалобы кассатор просит отменить приговор и апелляционное определение и передать дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу военный прокурор гарнизона <данные изъяты> подполковник юстиции Третьяков указывает на несостоятельность содержащихся в ней доводов и необходимость оставления без изменения обжалованных судебных актов.

Проверив на основании ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ производство по уголовному делу в полном объёме и обсудив доводы сторон, Кассационный военный суд, принимая решение, исходит из следующего.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения и постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Таким признается судебный акт, отвечающий требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, содержащий основанные на материалах дела выводы суда по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления (пункт 1); доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (пункт 2).

Согласно разъяснению, изложенному в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре», в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, исходя из положений п. 2 ст. 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Между тем, суд первой инстанции при постановлении приговора по настоящему уголовному делу эти положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации не учёл, следствием чего стало изложение судом в приговоре выводов, не находящих подтверждения в приведенных в нём доказательствах.

Так, вывод суда о том, что за полученную от ФИО взятку в 300 000 рублей Р. в период с августа по конец ноября 2019 года оказывал ему общее покровительство и попустительство по службе носит неконкретный характер и мотивировано, фактически, лишь пространными рассуждениями о предъявлении им к ФИО в этот период меньших требований по службе, чем ранее, игнорировании допущенных последним нарушений воинской дисциплины и принятии мер по включению последнего в приказы командира воинской части о поощрении личного состава.

При этом судом оставлены без внимания согласующиеся с показаниями осуждённого Р. показания ФИО в судебном заседании о том, что в июле 2019 года он передал Р. 300 000 рублей именно в долг, а не в качестве взятки, и эта передача денег, кроме обещания Р. возвратить долг (что он частично и сделал на сумму 60 400 рублей) не была обусловлена иными какими-то обязательствами последнего перед ним – ФИО, связанными со службой (т. 5 л.д. 93 – 96).

В силу разъяснения п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» при получении взятки за общее покровительство или попустительство по службе конкретные действия (бездействие), за которые она получена, на момент её принятия не оговариваются взяткодателем и взяткополучателем, а лишь осознаются ими как вероятные, возможные в будущем.

Исходя из этого, суду следовало привести как доказательства того, что ФИО и Р. при получении последним от ФИО 300 000 рублей осознавали возможность совершения осуждённым в будущем действий, относящихся к общему покровительству и попустительству по службе в отношении ФИО, так и доказательства совершения Р. подобных действий, в том числе и того, что включение ФИО в августе 2019 года в приказы командира войсковой части  о поощрении личного состава было необоснованным, а также конкретизировать, в чём заключалось предъявление к нему со стороны Р. меньших требований по службе, и какие именно нарушения ФИО воинской дисциплины были проигнорированы им.

Помимо этого, вопреки предписанию ст. ст. 73 и 307 УПК РФ, суд не установил время получения Р. взятки в размере 300 000 рублей. Указанный же в приговоре в качестве этого времени «период с 09 июля 2019 года по 29 ноября 2019 года» не может рассматриваться как надлежащее установление времени совершения данного преступления, поскольку подобное указание противоречит разъяснению, содержащемуся в п. 10 вышеприведённого Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09 июля 2013 года № 24, в соответствии с которым получение взятки считается оконченным с момента принятия должностным лицом денежных средств, являющихся предметом взятки, что по настоящему уголовному делу, согласно выводу суда, имело место 29 июля 2019 года.

Кроме того, констатация судом в приговоре этого временного периода в качестве времени совершения преступления противоречит выводу суда об отсутствии у Р. возможности с августа по октябрь 2019 года присвоить полученные от ФИО денежные средства, что при получении взятки в виде денег несвойственно для взяткополучателя, а изложенный в связи с этим судом в приговоре довод о том, что возвратом ФИО 60 400 рублей Р. «совершил маскировку своих намерений», носит характер бездоказательного суждения.

Также не подкреплено конкретными доказательствами и утверждение суда в приговоре о том, что взятка в размере 300 000 рублей была получена Р., в том числе и за незаконное бездействие в интересах ФИО. При этом данное утверждение противоречит содержанию аудиозаписи разговора между ФИО и Р. 29 ноября 2019 года, на основании которой судом был сделан вывод об обещании последнего за прощение денежного долга предпринять определенные действия по предотвращению увольнения ФИО с военной службы и по переводу его на другую воинскую должность.

В этой связи судом не дана оценка имеющимся в материалах уголовного дела двум рапортам Р.: от 25 ноября 2019 года (т. 1 л.д. 197) и с входящим номером войсковой части  от 29 ноября 2019 года (т. 3 л.д. 191) о досрочном увольнении ФИО с военной службы из-за несоблюдения им условий контракта, содержание которых противоречит выводу суда о том, что Р. не предпринимались действия для увольнения ФИО.

Между тем, надлежащее исследование связанных с этим обстоятельств необходимо для определения истинных намерений Р. в свете того, что, как установил суд, вопреки своему обещанию, он не совершил никаких действий по переводу на новую воинскую должность ФИО, вопрос об увольнении которого спустя незначительный промежуток времени после 29 ноября 2019 года был поставлен и реализован.

Следует отметить и то, что при оценке показаний ФИО на предварительном следствие и в судебном заседании судом в нарушение ст. ст. 87 и 88 УПК РФ не были проверены и не устранены имеющие существенное значения для разрешения дела противоречия в его показаниях, касающиеся передачи им Р. 15 февраля 2019 года 150 000 рублей.

Так, взяв за основу показания ФИО, что указанная сумма была взяткой за помощь ему со стороны Р. в заключении нового контракта, суд оставил без внимания оглашенные показания ФИО, в том числе в ходе проверки показаний на месте и очной ставки с Р., как о том, что в июле 2019 года при занятии у него 300 000 рублей Р. обещал вернуть ему занятые ранее 150 000 рублей, так и о том, что он – ФИО – по состоянию на 29 ноября 2019 года – день разговора с Р. – также рассматривал эти 150 000 рублей как одолженные им последнему, от возвращения которых тот в ходе этого разговора отказался за содействие ему в продолжении военной службы и переводе на новую должность.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного акта при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таким образом, поскольку подобные вышеприведённые нарушения уголовно-процессуального закона были допущены судом при вынесении приговора в отношении Р., что судом апелляционной инстанции осталось незамеченным, то этот приговор и апелляционное определение не могут быть признаны законными, отвечающими требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

В связи с этим Кассационный военный суд приходит к выводу о необходимости отмены обжалованных кассатором судебных актов и передаче дела на новое судебное рассмотрение в тот же гарнизонный военный суд в ином составе суда.

При новом рассмотрении суду первой инстанции необходимо дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, установить все обстоятельства, имеющие значение для дела, отразить в приговоре выводы по вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ, исключив имеющиеся противоречия по вопросам, подлежащим доказыванию по уголовному делу.

Иные доводы кассационной жалобы адвоката Ч. Кассационным военным судом не рассматриваются, поскольку в силу требований п. 4 ч. 7 ст. 401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не вправе предрешать выводы, которые могут быть сделаны судом при повторном рассмотрении данного уголовного дела.

Принимая решение об отмене приговора и апелляционного определения с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение, Кассационный военный суд в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и надлежащего проведения судом первой инстанции судебного разбирательства в разумные сроки, с учётом требований ст. ст. 97, 99, 108 УПК РФ (тяжести и конкретных обстоятельств предъявленного обвинения, данных о личности, иных обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ) и п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года № 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» считает необходимым избрать в отношении Роменских меру пресечения в виде заключения под стражу на срок три месяца, не усматривая при этом оснований для избрания ему иной, более мягкой меры пресечения.

Руководствуясь ст. ст. 401.13 – 401.16 УПК РФ, Кассационный военный суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

приговор Курильского гарнизонного военного суда от 03 сентября 2020 года в отношении Р.Е.В. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам 1-го Восточного окружного военного суда от 12 ноября 2020 года отменить.

Уголовное дело в отношении Р.Е.В. передать на новое судебное рассмотрение в Курильский гарнизонный военный суд в ином составе суда.

Избрать Р.Е.В. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок три месяца, то есть до 13 августа 2021 года (включительно).

                       Председательствующий                  А.Г. Лебедев

Подробнее об обстоятельствах данного дела читайте здесь

Законодательство в Российской Федерации быстро меняется, поэтому информация в данной статье могла потерять актуальность. Для получения ответа на интересующий Вас вопрос воспользуйтесь онлайн-консультантом или позвоните адвокату по телефону: +7(926)254-36-86.

 

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.